Анимация добра: почему «Южный парк» уже не тот, а «Время приключений» — очень даже то

Постмодерн, новая искренность, токсичные люди и «Гравити Фолз» в расследовании популярности мимишных мультов.

  • 1234
  • 0
  • 6 Ноября 2019

Так, давайте по-честному: что вы смотрите для исцеления, если в метро напала бабушка, кофе вылился бальзамом не на душу, а на ноутбук, кот сожрал любимого хомяка и т.п. Подозреваем, что это совсем не «Гриффины». Скорее всего, в ход идут как минимум «Гравити Фолз» или «Время приключений», а в запущенных случаях — и My little pony.

Пробуем разобраться, с каких это пор мир жаждет добра и почему токсичный сарказм — это все еще смешно, но уже не так круто, как раньше.

ПО-УМНОМУ

Attention: сейчас будет экспресс-экскурсия в теорию искусств. Потому что даже пони не имеют смысла без контекста.  (Расслабьтесь, вам понравится).

Итак, сначала были символы, и были они предвестниками. Это означает, что перед тем, как в мир хлынули мультики, наступил символизм. Тогда каждая точка значила намного больше, чем она могла себе представить при рождении. Соответственно, объем скрытого глубинного смысла сильно превышал объемы реально сказанного. Потому что пусть сами догадываются, нечего тут разжевывать.

Естественно, такое нагромождение скрытых внутренних процессов довольно быстро выдало fatal error. Сервак не выдержал, скинул настройки к заводским, ничего не сохранив. Тут-то и родился модернизм, породивший в том числе анимацию как способ передачи смыслов.

"Длинный мост в нужную сторону"

По сути, модернисты — это ребята в белом пальто, которые наконец-то все поняли. Например о том, что так жить нельзя. Все надо не просто перекрасить, а снести к чертям, сравнять с землей и закатать в асфальт.

На этом творческом подъеме чего только не случилось. Все начали изо всех сил придумывать новый язык изложения, чтобы было максимально не похоже на то, что делали родаки. В смысле, нельзя писать без знаков препинания? Зачем рисовать что-то похожее на реальную жизнь? Да мы вообще не будем пользоваться вашими дурацкими словами, мы придумаем свои, с самовитостью и шлюмбрами.

В общем, русской душе это направление близко и понятно, тут и объяснять нечего. Старое — в яму, придумаем новое, будет лучше прежнего.

А теперь откровение века: анимация — тоже новый способ передачи информации. Ррраз — и персонажа можно заставить делать то, на что актер не согласится даже за тройной гонорар и надбавку к пенсии за вредность. С самых первых дней жизни анимация оказалась модерном.

МИЛОТА

Давным-давно, в далекой-далекой Галактике подавляющее большинство мультиков было милым, а персонажи в первую очередь метили в ранимые сердца неискушенных зрителей.

На это работал даже их внешний вид: неуклюжие, глазастые, с большой головой и непропорциональными конечностями. По сути, аниматоры тут читерили, используя для психологической атаки баг в нашей голове. Он был оставлен во взрослых человеках напрямую природой, чтобы дать шанс на выживание свеженьким особям вида. Они банально кажутся нам слишком милыми, чтобы их съесть (хотя в остальном и малоприятны).

НУЖНО БОЛЬШЕ ЖЕСТИ

Но новой подачи недостаточно, если продолжать транслировать те же банальности: мир, дружба, страдаши, любовь. Ломать так ломать, полумеры не для крутых парней.

И вот на смену чувственности и вечным ценностям приходит ирония. Символ целого поколения, способ существования и признак интеллектуального развития.

Главная мысль в том, что этот мир не спасти, можно только яростно иронизировать над его распадом. Зарядки в метро — к раку мозга, соцсети — насмешка над одиночеством в сети, большой выбор жевательных мармеладок — потреблюдство и захват мира мегакорпорациями.

Это те самые райские денечки «Южного парка», насмехающегося над всем, что вы любите. Рассвет «Гриффинов» и «Американского папаши», размазывающих по стенкам блендера все неприкосновенные темы. Снобы ликуют, ранимые души мимикрируют и прячут мягкие усики.

Но как бы занудно это ни звучало, все циклично. Вот стоите вы голый посреди разрушенной комнаты, со стены свисают обои, телевизор за окном, деньги догорают в раковине, соседи ненавидят, друзья в эмиграции, родителей вы назвали динозаврами, и теперь вам стыдно. Захотелось на ручки? С историей культуры в целом и анимацией в частности произошла примерно та же неприятность.

В какой-то момент концентрация злого сарказма достигает такого уровня желчи, что разъедает рамки искусства и выливается в реальный мир. Который и без этого не сахарно-лакричный и всегда готов отвесить пощечину.

На этом этапе в соцсетях становится модно отписываться от токсичных людей (а не умиляться каждому слову из трех букв, написанному каким-нибудь Темой Лебедевым или Шнуром).

И — тададам, мы добрались до сути, держите ментальный пирожок! — из мультов теперь тоже хочется получать наваристый бульончик для души, а не новую дозу кислоты. А прокаченная мышца несогласности (не важно, с чем) позволяет признаться открыто: мне 30 и я смотрю «Время приключений».

ПО ЛЮБВИ

Персонажи теперь максимально искренние, понятные и без сложных заворотов (не то, что ваша бывшая). Гиперактивная Пинкипай, заботливая принцесса Жвачка, дружащие изо всех сил Медведи, деятельные Моланги. К тому же, все они распространяют атмосферу добра и любви вокруг.

Эта прямая эмоциональность — тот самый контекст, на котором расцветает метамодернизм (или какое там слово придумают эти ботаники в качестве следующего течения в искусстве). 

Сюжеты мультов строятся на простых и понятных жизненных моментах. И никого не волнует, что решением возникающих проблем занимаются разноцветные пони или говорящий арахис. Дружба, прощение, взаимопомощь — все то, что так жаждала увидеть в мультиках ваша бабушка.

Сценарные ходы тоже максимально приближены к тем, с которыми так или иначе приходилось сталкиваться в обычной жизни. В конце концов, что может быть более душераздирающим, чем Снежный король, нежно заботящийся о будущей вампирше? Или Рассол и Арахис, создающие тунель дружбы после появления у одного из них подружки.

И даже "Рик и Морти» не такие уж бесчувственные, как принято считать: вспоминайте! Бет постоянно ищет одобрения Рика, Морти видит в нем единственного взрослого, которому он интересен, да и сам Рик вообще-то нуждается в своей семье. Да, это все на фоне взрывающихся бомжей, но какая разница!

Это все так мило, что саркастичному гному в вашей душе просто не за что ухватиться — он размазывает по щекам слезы умиления и доедает ведерко мороженого.

А еще это красиво

Если вспомнить анимационный мрачняк 90-х, то с этим пунктом сразу все сразу понятно и ничего не надо объяснять. Вместо того, чтобы выдумывать персонажей постраннее и пострашнее, наконец-то можно делать просто красиво: ярко, с летающими радугами, конфетными королевствами и (снова) милыми героями. Даже бесконечно рыгающий Рик со свисающей с губы слюной выглядит намного приятнее, чем штука из мультфильма «Потец», например.

Мир. Дружба. Жвачка.

Ваш Дважды два.