ПОНЯТНО
Беседа со сценаристом Брайаном Аззарелло — о Бэтмене, Джокере, фильме Тодда Филлипса и индустрии комиксов на пандемии

Беседа со сценаристом Брайаном Аззарелло — о Бэтмене, Джокере, фильме Тодда Филлипса и индустрии комиксов на пандемии

Брайан Аззарелло преимущественно известен своими работами с DC и Vertigo. Его комиксы широко известны за рубежом, и многие из них можно найти в российских комикс-шопах.

  • 677
  • 0
  • 18 Июня 2020

Брайан Аззарелло — сценарист комиксов, работавший преимущественно для DC и его импринта Vertigo. Он мастер криминальных комиксов, и элементы этого жанра можно встретить во многих его работах, в том числе и в супергеройских. Нам удалось немного пообщаться с ним.

Именно Брайан Аззарелло написал один из лучших криминальных комиксов 100 Bullets, а также отправил Джона Константина в путешествие по США в серии John Constantine: Hellblazer.

Одним из первых комиксов Аззарелло, изданным в России, стал приквел «Хранителей» о Комедианте и Роршахе. Тогда это было первое расширение вселенной Алана Мура. В 2019 году фанаты получили сразу два новых витка: это сериал HBO и комикс-кроссовер Doomsday Clock.

Фрагмент из комикса «Хранители. Начало: Комедиант. Роршах. Красный Корсар»

Брайан Аззарелло также написал множество комиксов о Готэме и его жителях. Например, один из важнейших его комиксов, изданный на русском, — «Джокер». В версии Брайана готэмский клоун крайне жестокий и минимально суперзлодейский. В 2008-м году казалось, что это максимально реалистичный взгляд на Джокера. Но в прошлом году мы увидели фильм Тодда Филлипса, представившего еще более приземленный взгляд.

Среди фанатов комиксов есть распространенное мнение, что Джокер потому такой разный в различных медиа, что предстает олицетворением хаоса, появившегося в Готэме вместе с Бэтменом. Отсюда и многочисленные мифы вокруг Джокера — что их несколько, что он бессмертен и так далее.

Фрагмент из комикса «Джокер»

Фанаты комиксов также любят Аззарелло и за его короткую историю Flashpoint: Batman: Knight of Vengeance. В этом мире Флэш изменил реальность, и Томас Уэйн стал Бэтменом после смерти сына, а Марта Уэйн — Джокером.

Недавно на русском издали «Возвращение Темного рыцаря: Последний крестовый поход» — совместный с Фрэнком Миллером комикс-приквел Аззарелло к легендарному «Возвращению Темного рыцаря». В этом комиксе Джокер обезличен и становится инструментом, призванным показать, что Робин слишком упрям, а Бэтмен слишком стар.

Фрагмент из комикса «Возвращение Темного рыцаря: Последний крестовый поход»

Еще один важный комикс сценариста, который тоже выпустили в России — его «Чудо-женщина», часть перезагрузки вселенной DC New 52. Это обособленная от других супергеройских комиксов попытка переосмыслить многих персонажей мифов, живущих среди людей (кстати, первый том вы можете прочитать бесплатно).

Благодаря издательству «Азбука» нам удалось немного побеседовать с Брайаном Аззарелло.

— Что думаете о расширении вселенной «Хранителей»?

— Так как я был частью этого расширения, мне лучше его поддержать, верно? Я думаю, что это было сделано хорошо. Сериал получился замечательным. При этом не уверен, смог бы я написать еще один комикс с этими героями. Не думаю, что мне есть что сказать об этих персонажах.

— Что думаете о фильме «Джокер» Тодда Филлипса?

— Фильм был убедительным и вдумчивым исследованием характера Джокера. Он заслуживает всех похвал, которые заработал.

— Как вы думаете, наступит ли время, когда Готэм перерастет Джокера?

— Джокер работает, потому что он — противоположность Бэтмена. Что касается всех мифов вокруг него… они работают, если они мифы. Но попытка представить Джокера чем-то большим, чем человек, многое отнимает у персонажа. Именно тот факт, что он всего лишь человек, делает его таким ужасающим. Он один из нас. Как и Бэтмен.

Фрагмент из комикса «Бэтмен: Проклятый»

— Ваш комикс «Бэтмен: Проклятый» — негласное продолжение вашего «Джокера». Почему после максимально реалистичной криминальной истории вы ушли в магическую тьму Готэма?

— Мы с Ли Бермехо хотели рассказать жуткую историю с Бэтменом и некоторыми сверхъестественными персонажами DC в главной роли. Так уж сложилось, что это получилось «неофициальным продолжением». Оно точно так же и самостоятельное произведение. Я счастлив, что оно может читаться и так, и так.

— Кто придумал Томаса Уэйна-Бэтмена для Флэшпоинта — вы или Джефф Джонс?

— Джефф пришел ко мне, объяснил идею вселенной «Флэшпойнта» и сказал: «Томас Уэйн — Бэтмен, и он убивает». А я уже развил идею.

— Вы писали сценарий для анимационной «Убийственной шутки». Многие фанаты не оценили нововведения в сюжете. В интервью вы говорили, что необходимо было увеличить хронометраж, поэтому добавили новую линию Барбары и Брюса. Почему именно романтическая линия?

— Это не романтика — это ночь яростного секса. В этом огромная разница, и именно она приводит к тому, что Барбара отказывается от своей личности Бэтгерл. Что касается фанатов, что ж, они всегда чем-то будут недовольны.

Трейлер анимационного фильма

— На русском языке также издана ваша «Чудо-женщина». В комиксе простая девушка оказывается беременна от Зевса, чем вызывает гнев других претендентов на трон Олимпа. Намеренно ли вы изображали подтекст с семейным насилием и спорами о праве женщины на решение о судьбе ребенка или это ваша интерпретация мифов, которая успешно легла в современный контекст?

— И то, и то. Я был полон решимости не изображать Золу жертвой.

— Чем навеян нестандартный образ Аида в вашей «Чудо-женщине»?

— Я хотел напугать людей. Думаю, мальчик с горящей короной из свеч хорошо сработал, не так ли?

Фрагмент из комикса «Чудо-женщина. Кровь и смерть»

— Почему в «Последнем крестовом походе» вы изобразили готэмского клоуна именно таким?

— Я думал, что это был новый взгляд на персонажа, но он соответствовал тому, как его изображали в «Возвращении Темного рыцаря». Фрэнк согласился, и мы придумали историю.

— Вы писали криминальные комиксы, вестерны, мистику, супергероику и фантастику. Есть ли какой-нибудь жанр, с которым вам хотелось бы поработать?

— Романтика. Безумно хочу поработать в этом жанре.

— Комикс-индустрия встала на несколько месяцев из-за пандемии, но уже постепенно возвращается к прежним темпам. А как кризис сказался конкретно на вас?

— Это повлияло на ВСЕХ, и мы еще не до конца понимаем последствий. Я живу, чтобы путешествовать, и каждый год провожу примерно четыре-пять месяцев в дороге, а это значит, что я в ресторанах, барах, музеях и на стадионах, поэтому быть взаперти в одном месте совершенно ужасно. Но насколько сейчас всем одиноко? Я был социально дистанцирован в течение многих лет.

Почитайте также наши интервью со сценаристом Стивом Инглхартом и художником Ильей Кувшиновым.

Читайте хорошие комиксы.
Ваш Дважды Два.

Загрузка...
ПОНЯТНО