ПОНЯТНО
Автором трека из мема про танцы с гробом оказался музыкант из России. Взяли у него интервью

Автором трека из мема про танцы с гробом оказался музыкант из России. Взяли у него интервью

Автор оригинального трека из мема Coffin Dance (где темнокожие парни танцуют с гробом) — музыкант из России. В нашем интервью он рассказал об отношении к популярности композиции из 2010 года и о своем творчестве в целом.

  • 50461
  • 1
  • 24 Апреля 2020

В 2010 году этот трек назывался «dj next hit Leta Хит Лета» и играл в пацанских пабликах КС, в 2015-м русскоязычные пользователи могли его встретить в роликах с названием «Диско е***о», а теперь это «Coffin Dance».

Его так форсят последние два месяца, что буквально с первой ноты перед глазами появляется образ шести темнокожих парней, танцующих с гробом, а картинка без музыки все равно проигрывает в подсознании мелодию с рингтонов прошлого.

Прежде чем перейти к интервью с музыкантом, расскажем, о чем вообще речь. В феврале 2020 года в сети появилась самая первая версия Coffin Dance, в которой танцами темнокожих парней (похоронная традиция в Гане) заканчивался неудачный прыжок с трамплина. Так появилась простая формула: эпик фейл + танцующие парни с гробом в конце + трек, который и стал главной фишкой мема.

Композиция многим знакома и по другому ролику — в 2015 году его наложили на рекламу «Триколора», в которой Дмитрий Брекоткин из «Уральских пельменей» после своих слов двигает головой вперед (словно голубь). Это зациклили, добавили музыку и получили мем «Диско е***о», который до 2020-го не дожил.

В англоязычной среде композиция была популярная среди танцоров шафла и игроков Roblox. Но широкую известность трек получил еще раньше. Он был написан в 2010 году и за это время был сыгран не одним диджеем. Вероятнее всего, даже вы передавали его по блютузу кому-то на парах или еще в школе, а назывался он «качевый хит лето 2010» или «казантип микс 2011», а исполнителя никто не знал и в помине. Хочется, чтобы справедливость немного восторжествовала — оригинальный трек называется Astronomia, и написан он музыкантом из России (самый популярный запрос в ютубе — совместная версия с Vicetone). Да, его автор — Tony Igy (или Антон Игумнов), о котором известно совсем немного. Чтобы исправить и эту несправедливость, мы взяли у него интервью.

— Можешь рассказать о себе немного?

— Я музыкант Антон Игумнов, занимаюсь музыкой и аранжировками. Я композитор, не диджей, просто пишу музыку. Живу в России, в Ростовской области, возможно, вскоре перееду. Музыкой стал заниматься со старших классов, ну и в принципе все.

— Как ты отреагировал, когда впервые увидел Coffin Dance? Ожидал ли, что мем станет настолько популярным?

— Я отреагировал так же, как и на остальные. До этого был популярный мем с Брекоткиным из «Уральских пельменей», а до этого и другие, поэтому это не было новостью или неожиданностью. Мои и другие треки попадали в мемы, но, конечно, не такие популярные.

— В 2010-м Astronomia была известна как «рингтон лето хит», в 2015 — как «диско-е**о» с Брекоткиным, как ты и сказал выше, а сейчас она строго ассоциируется с танцем на похоронах. Чего нам ждать в 2025-м?

— Не знаю. Думаю, что ожидать можно чего угодно, я уже ничему не удивлюсь. Хотя с гробами — это жесть. Но и до этого с чем только не ассоциировалось, может появится что-то новое, посмотрим.

Фанатам очень понравился образ танцующих гробовщиков

— Не обидно ли, что многие даже не знают исполнителя и названия трека?

— Нет, совершенно не обидно. Я занимаюсь любимым делом и не гонюсь за известностью и узнаваемостью имени и образа. Я стремлюсь, чтобы моя музыка была популярной, и, в общем-то, я этого добился.

— Получается ли как-то монетизировать эту популярность? Может, появились какие-то дополнительные заказы?

— Да, конечно. Все это легально продается. Если ты занимаешься творчеством и у тебя есть достаточно большая аудитория, то ты можешь не работать и заниматься только этим и получать неплохие деньги. Заказы есть, но я не особо их сейчас принимаю, потому что занимаюсь другими делами, связанными с музыкой, поэтому заказы я отложил на определенное время.

— Мы бегло пробежались про ютубу в поисках лайвов, но так и не нашли ничего, кроме анонса концерта в Индии 8 лет назад. Тебя можно где-то послушать очно?

— Я не выступаю. Пишу музыку, пишу на заказ другим исполнителям и делаю аранжировки. Но я не диджей. Во-первых, я не очень люблю публичность, а во-вторых — режим жизни, которым должен жить диджей, он слишком активный и публичный. Ты все время на виду, в дороге. Это лично для меня в плане физической выносливости как-то… Я вообще дорогу плохо переношу, поэтому эта сторона творчества на второй план уходит. А на счет Индии, я действительно должен был выступать, даже сделал загранпаспорт, но за неделю до вылета. И в нем случайно ошиблись в фамилии, поэтому я никуда не полетел. Но, на самом деле, это и хорошо, потому что там произошла какая-то чертовщина. На этом все и закончилось.

— А как карантин сказывается на творчестве? Стало больше времени для музыки?

— Да у меня всегда было время для музыки. В этом и вся прелесть того, чем я занимаюсь, и того, что я не выступаю. Можно много времени тратить на творчество, на то, что тебе нравится. В принципе на карантине для меня особо ничего не изменилось. Единственное, что дома торчишь— это отвратительно, мозг уже закипает.

— EDM и в целом танцевальные клубные жанры в какой-то момент словно ушли из массового поля. Ощущаешь ли ты это и не хотел бы заниматься чем-то более попсовым?

— EDM? Я никогда и не был частью EDM и танцевальной сцены. Если послушать мои треки, там мало, что связано с EDM. Даже Astronomia не такой точный EDM. У меня много чиллаут-музыки, у меня есть DnB и более лайтовый диско/фанк/хаус, поэтому я не особо замечаю, что ушло что-то из массового поля. Заниматься чем-то более попсовым? Если только делать отдельный проект, более коммерческий, тогда можно.

— Возвращаясь к Astronomia. В сети за эти 10 лет появилось много каверов, какой твой самый любимый?

— Мой самый любимый — с животными, где набрали зверей и из этих звуков сделали цельный кавер, он очень смешной получился. И до этого был с велосипедистом. Эти два самые яркие, что мне запомнились.

— Еще у тебя можно заказать минус, микс или аранжировку. Работал над известными песнями других исполнителей?

— Нет. Вот прям известных, чтобы я назвал, а ты сразу узнал, таких нет. Если в плане совместных работ, то Vicetone, и то, они известны только среди любителей EDM. Ну а с кем можно? С Киркоровым я вряд ли буду что-либо делать. С Егором Кридом? Ну, нет, лучше уж с Киркоровым. Это шутки, конечно. Если брать широко понятие «известный исполнитель», то, скорее всего, ни с кем не работал. Я делал заказы не топовым исполнителям, а тем, кто занимается музыкой в основном для себя. Они и заказывают.

— Помимо этого трека, у тебя есть Pentagramma, которую также узнает каждый второй. Может, есть еще какие-то известные композиции твоего авторства, о которых мы просто не знаем?

— Скорее всего, вы их слышали, но не придавали значения, кто исполнитель. Есть известные треки, но они не так популярны. Они не похожи на Astronomia и Pentagramma, может, отдаленно их напоминают, хотя, скорее всего, нет.

Как вы видите, автор композиции, известной на весь мир, которая уже 10 лет не перестает быть актуальной, — открытый и скромный музыкант из Ростовской области, который не стремится к славе и искренне рад, что трек просто нравится людям. Мы спрашивали у него о любимых каверы, но хотели бы дополнить его выбор еще несколькими роликами.

Трек, может, и не новый, но мем пока что лучший в 2020-м!
Ваш Дважды Два.

Загрузка...
ПОНЯТНО