ПОНЯТНО
Control: побеждаем писательский блок вместе с Аланом Уэйком

Control: побеждаем писательский блок вместе с Аланом Уэйком

Дима Веснин рассказывает о главном злодее нового дополнения с Аланом Уэйком. Спойлер: победить его невозможно.

  • 935
  • 1 сентября 2020


В прошлом материале об игре Control мы рассказывали обо всем, что нужно знать перед тем, как подступиться к новому дополнению. В этом тексте Дима Веснин рассказывает о ключевых темах игры: о том, какие мысли остались у него после прохождения, и о том, чем история Алана Уэйка похожа на преодоление писательского блока.

У меня нет страха «чистого листа». Считается ли за чистый лист то, что я за день так ни разу и не открыл крышку ноутбука? Вряд ли. Я не боюсь его, я просто занят другими делами: сходил за продуктами, спел пару песен перед зеркалом, расставил непрочитанные книги возле кровати, ровными стопками. А еще смотрел в окно: темнело. За весь день я не написал про Control ни абзаца.

Спросите меня о том, почему мне нравится Control и я буду говорить минут 15 без перерыва. Это экшен, действие которого происходит в бетонных стенах Федерального Бюро Контроля. Вы играете за Джесси Фейден — девушку, которая в самом начале игры достает из камня свой Экскалибур и идет наводить в Бюро порядок. И все это с отсылками к шпионским триллерам о Холодной войне, с «красной угрозой» и подозрительными сотрудниками Бюро, которые активно подыгрывают тому, что новый директор — это вы.

Чем Control отличается от всех других игр, в которых нужно стрелять в монстров? Она красивая и чувствуется как триллер. Здесь можно парить в воздухе, кидаться камнями, очищать потусторонние предметы от заражения, и все это невероятно круто. Но самое главное, что в Control вам не просто дают поиграть за героиню: вы начинаете с нуля, вместе с ней преодолеваете синдром самозванца и в итоге становитесь героями, тоже вместе. Классное чувство.

С литературной стороны Control уверенно стоит на интернет-наследии крипипаст. А именно поджанра SCP Foundation, в котором нарочито бюрократическим языком описывают паранормальные происшествия, тайны и жутчайших монстров, а всю секретную информацию выделяют вот такими блоками: █████████. Кроме этого, авторы Control заметно любят книгу «Дом Листьев» и все, что когда-либо вышло из-под пера Эдгара Аллана По.

С новым дополнением в истории появился еще один автор: Алан Уэйк, новую игру про которого я жду уже лет семь минимум. Впервые он появился в одноименной игре от той же студии — хорроре про писателя, который пытается сохранять рассудок чтобы разгадать тайну небольшого городка Bright Falls. Алан похож сразу на нескольких главных героев Стивена Кинга, тоже писателей. Как настоящий автор, Алан Уэйк страдает от писательского блока. 

У меня писательского блока нет. Точнее, к сегодняшнему дню я знаю как минимум три действенных способа преодолеть страх «чистого листа». Способ первый — выписать вообще все, что я сейчас думаю. Не переставать писать вообще, не отрывать пальцев от клавиатуры до знакомой боли, до тех пор, пока мой поток мыслей не прекратится совсем. Ну а потом взять все, что получилось, найти в этом смысл и причесать как следует. Или начать заново. Работает не всегда, и это точно не тот прием, которым пользуются парни вроде Алана Уэйка. Он знает цену каждого слова, аккуратно взвешивает их, придает им множественные смыслы и оставляет большие паузы между предложениями. Даже когда дело срочное и ему угрожает сама смерть.

Второй способ — представить, что я пишу не рецензию, в которой обязательно должны быть описаны все характеристики игры, ощущения от прохождения и рекомендации к покупке, а что-нибудь попроще. Например, рассказываю кому-то об игре в личку. Или пишу серию хаотичных постов-впечатлений в закрытый телеграм-канал или твиттер-аккаунт без подписчиков.

Как с этим у Алана Уэйка? У него нет ни тайного дневника, ни секретного твиттера. Все, что он пишет, сразу попадает в мир игры. По сюжету, он заперт в особой локации, в которой его слова могут менять реальность. Он может оказаться перед закрытой дверью, написать, что она открылась, и она действительно откроется. Если он захочет, то может из озера сделать океан. Талантище.

Неудивительно, что когда каждое твое слово влияет на окружающий мир, то и пишется не очень. Пробовал ли Алан Уэйк преодолеть свой писательский блок? Конечно. Для этого он обратился к доктору Эмилю Хартману, который отправил его в писательскую резиденцию. В настоящую хижину в лесу. Alan Wake — это хоррор, и, как и многие представители жанра, он во многом построен на бессилии героя перед лицом тьмы. По сюжету, у Алана есть с собой фонарик, но им можно прояснять только небольшие вещи. Для того, чтобы разделаться с настоящим мраком, поглотившим все вокруг, потребуется свет помощнее.

Какой мой третий способ? Звонок другу. Когда вынашиваешь идею, полезно обсудить ее с живым человеком. Если повезет, то можно еще и получить пару ценных советов или хороший вопрос, который поможет увидеть ситуацию в новом свете. Кому звонит Алан Уэйк? Не меньше, чем главе Федерального Бюро Контроля — Джесси Фейден, то есть нам — в другую игру. И мы по старой памяти помогаем ему, выслушиваем сумбурный поток мыслей писателя и как можем стараемся разобраться с собственными страхами.

Тем более, что теперь эти страхи проникли и в нашу игру тоже. Их олицетворяет доктор Эмиль Хартман — психолог, садист и монстр, ответственный за то, что мы никак не можем выйти из писательского блока. Хартман всегда в тени, он живет в этом мраке. В нем он может за секунду телепортироваться вплотную к Джесси и буквально высосать из нее все силы.

Здесь и начинается настоящий хоррор. Хартмана не берет ни пистолет, ни все наши суперспособности. Джесси придется прятаться. Перебегать из одной мало освещенной точки в другую, попутно разделывая полчища летающих монстров-камикадзе. Пушка, которую вам дадут в этом дополнении, не особо поможет: она не разгоняет мрак и в целом не годится для этого вида монстров. Остается признать свое бессилие и погрузиться в туман. В издевательской манере, перед тем как разобраться с историей Алана Уэйка, игра заставляет пролить свет еще на несколько сюжетов: высадку «Аполлона 11» на Луну и историю поезда, подозрительно похожего на «Убийство в Восточном Экспрессе».

Если ваш писательский процесс хоть чем-то похож на мой, то вы тоже неожиданно для себя оказывались в три часа ночи в википедии, на статье про MK ULTRA или каком-нибудь сомнительной теории заговора. Где угодно, лишь бы не в делах, из-за которых я вообще сел работать в ночь. Через эту мрачную часть писательского блока тоже придется пройти. Это практически обязательно. Зато, когда вы разберетесь со всеми вымышленными тайнами и прольете свет на ужас всех писателей, то в итоге напишете свой, если не толковый, то хотя бы честный текст.

Я все еще боюсь «чистого листа». Каждый раз, приступая к новой теме, я подхожу не к поверженному боссу, а к еще одной новой тьме. За эти годы я выработал для себя систему сдержек и противовесов: уборка дома, тайный телеграм-канал, звонки друзьям и обязательное чтение теорий заговоров в три часа ночи. Писательский блок невозможно победить раз и навсегда. Это тьма, которая всегда с вами. Но все эти приемы помогают верить, что над этой тьмой у меня есть хоть какой-то контроль.

Оставайтесь на свету,
Ваш Дважды Два

Загрузка...
ПОНЯТНО