ПОНЯТНО
Съели торт целиком и вините себя? Разбираем с психологом одержимость сладким

Съели торт целиком и вините себя? Разбираем с психологом одержимость сладким

Артем Миндрин делится своим главным кошмаром — неудержимой страстью к сладкому. Разбираемся, как бороться с этой одержимостью в компании психолога.

  • 1476
  • 0
  • 21 октября 2020


Вафли, печенье, шоколад, батончики, мороженое, леденцы, круассаны, пирожные, пряники, драже, суфле, пудинг, кексы, маффины, блинчики, сгущенка, арахисовая паста и что-то на завтрак. Примерно так выглядит мой список покупок, когда я собираюсь в магазин. Если в магазин я собираюсь вечером, то сладкого придется взять еще больше. И так я живу уже давно.

Впервые я заметил за собой неконтролируемую тягу к сладкому в университете, когда проскальзывал мимо спящего охранника в общежитии, чтобы сгонять в ближайший круглосуточный магазин. Проблему в этом я увидел, когда половину купленного я стал съедать по пути домой. Несколько раз я категорически отказывался, но потом срывался вновь.

В попытках оправдать свое поведение детством, я вспоминаю период, когда шоколад впервые стал попадать к нам на стол. В семье нас было четверо, мы делили плитку ровно по шесть долек на каждого. Получалась полоска и еще половина. Воспоминание такое яркое и живое, что сомневаться не приходится. Хотя... А что если виноват телевизор проклятый? Ведь все эти яркие мультфильмы и сериалы, где постоянно все едят что-то сладкое. В «Злоключениях Флэпджека» это главная валюта, а во «Времени Приключений» существует целое Конфетное Королевство. Ладно, вы скажете, что это мультфильмы не совсем детства, на что я вам отвечу списком: «Нехочуха», Коржик, бесконечные Хэллоуины, Карлсон со своим вареньем или волшебник с эскимо. Да даже Сладкоежка из Happy Tree Friends. Сладкое было повсюду. Некоторое было совсем мифическим — арахисовая паста или лакрица казались чем-то с другой планеты.

Здесь и далее иллюстрации Евгении Лазаревой

И вроде все логично, но проблему я опознал только в университете, когда заедал вафлями стресс из-за курса геополитики. На этом я окончательно сломался и пошел пытать друзей, не страдают ли они. И стало только труднее — одни едят во время стресса, другие вспоминают детство.

Чтобы распутать клубок и понять психологию или физиологию тяги к сладкому, мы обратились за помощью к контекстуально-поведенческому психологу Евгении Дашковой (посетите ее сайт и инстаграм).

— Начнем с самого серьезного нашего вопроса: насколько сильно на психологию потребления сладкого влияет медиапространство и можно ли считать любовь к сладкому зависимостью?

— Называть тягу к сладкому зависимостью — неправильно. Формально, никакие особенности пищевого поведения не считаются зависимостями. И это принципиально, потому что подход определяет схему работы с этим. С зависимостями разговор однозначный — проблему вызывает вещество, тебе надо убрать его из своей жизни и дальше учиться жить без него. С едой так не происходит, ведь мы не можем просто от нее отказаться. Глюкоза — основа нашей жизни.

Если говорить про информационное пространство, то тут скорее большая роль у нашей культуры в целом. Просто ситуация: еду я в поезде, не позавтракала. Мимо проезжает тележка, и все, что там есть — сладкое, снеки и условный дошик. И здесь нет никаких вариантов здоровой еды. И это применительно ко многим ситуациям в жизни. Когда вам нужно что-то поесть, на вас оказывает влияние не медиа, а доступность еды. Наша среда обитания перенасыщена быстрыми и дешевыми продуктами.

— То есть это в какой-то степени новая культура потребления?

— Да, новая культура потребления с одной стороны, а с другой — новый уровень развития цивилизации. Переедание сладким — относительно новое явление, ведь у человечества просто не было раньше столько еды, чтобы ею переедать. И проблема переедания растет с этим повышением уровня жизни.

— А насколько влияет то, что мы с детства смотрим мультфильмы, где персонажи часто едят сладкое, например, как в «Злоключения Флэпджека», или тот же Винни-Пух со своим медом?

— Если говорить про такие примеры, то мне скорее в голову приходит «Дневник Бриджит Джонс» и то, как она переживает свою несчастную любовь. Вокруг нее вино и куча еды. Или «Тариф на лунный свет», где героиня прям руками ест персиковое мороженое. Я смотрела этот фильм в 19 лет и до сих пор помню эту банку с мороженым, потому что в мои 19 лет ничего подобного не было близко. И это, конечно, остается в виде неких моделей поведения — если у тебя разбито сердце, то иди и покупай два килограмма мороженного, две бутылки вина и вперед.

Если просто вспомнить любой американский фильм и их семейные обеды, то у нас же такого не было. И вот даже я завидовала всегда, что у них столько еды. И это откладывается в подсознании, но я бы не стала перекладывать всю ответственность на видео. Есть среда и есть наши родители.

— А вот когда заедание стресса становится привычкой, не становится ли это проблемой?

— С одной стороны, это естественная штука. Затяжной стресс приводит к повышению концентрации кортизола, стабильно высокий уровень которого заставляет нас есть другую пищу. С другой — это большая роль генетики. У кого-то это станет хроническим вредным копингом, а у кого-то нет. Как и с алкоголем, если сравнивать, — из людей, которые злоупотребляют спиртным, зависимыми станут только 15%. Другие могут пить и делать это довольно долго, но алкоголиками не станут, потому что генетически не предрасположены к этому. Так и с перееданием — есть люди, которые склонны к перееданию, и есть люди, которые более склонны к перееданию в состоянии стресса. И по горькому совпадению, часто это люди, которые генетически еще склонны к набору веса. И здесь генетика влияет больше, нежели психология.

— У многих в детстве просто не было сладкого — строгие родители или просто голодные 90-е. Нет ли в проблемах с перееданием сладкого какой-то компенсации перед самим собой?

— Это хорошо описанный в психологии «принцип дефицита», который всем знаком. Например, то, как мы бежим покупать во время распродаж последние товары с полок. С едой это работает очень сильно. В моей юности нескольких одногруппников отправили по обмену в США, которые приезжали оттуда в два раза толще. Первым делом, когда приезжали, они начинали есть.

Говоря об этом, часто забывают, что и сейчас многие из нас регулярно находятся в лишении. Мы постоянно сидим на диетах или под запретами, которые звучат из каждого утюга. И это точно такой же дефицит, после которого, будьте готовы, вы сорветесь и совершите набег на холодильник.

— Какой вывод можно сделать? Не надо лишать себя, если это не требуется?

— Бинго! Первое правило, когда я занимаюсь коррекцией расстройств пищевого поведения, мы всегда начинаем с еды. То есть не с психологии, а с того, что меняет то, как человек ест. Ему нужно помочь усвоить здоровые привычки. Тут правило простое: если вы переедаете, значит, где-то вы не доедаете. Когда вы сидите на диетах, переедание — естественная реакция организма на голод. Если вы не хотите переедать, то сначала организуйте себе полноценное трехразовое питание. Небольшой десерт после нормального обеда и нормального ужина — это гарантия того, что вы не съедите в одного целый торт.

Избегание голода и долгих интервалов между приемами пищи — это первая превентива к неперееданию.

— Лично у меня нет проблем с перееданием — я нормально питаюсь, а вот когда доходит до сладкого, я словно одержимый.

— Если бы вы были моим клиентом, я бы в первую очередь попросила вас неделю или две вести подробный дневник питания, и все было бы видно. Фактически никогда человек не переедает сладким, если он питается регулярно. Переедаешь сладким вечером? Значит, днем ты нормально не пообедал. И это может не быть намеренной диетой, просто забегался по работе. Еще у нас сейчас неверные стандарты пропитания, где съесть йогурт или яблоко — это нормальное питание. Нет, это не так.

Либо это может быть несколько дней, когда человек недоедает, а потом наступает вечер пятницы, и он просто съедает целый торт. У меня не было еще случая в практике, чтобы человек пришел с заметным перееданием, неважно каким, и чтобы у него было выстроено нормальное трехразовое питание.

Вы можете не чувствовать голод и нормально на это реагировать, но ваш организм его чувствует. Уровень сахара в крови, если вы давно не ели, низкий. Что делает наше тело в ответ на долгий низкий уровень сахара в крови? Да оно просто просит сладкого, много быстрых углеводов.

— Некоторые люди пытаются избавиться от тяги к сладкому с помощью лекарств. Опасно ли это?

— Не существует никаких доказанных или рекомендованных препараторов, которые избавят от тяги к сладкому. И я не думаю, что они возможны.

— Есть ли проблема в том, что ты заедаешь сладким стресс и свой нормальный рацион?

— Заедание сладким стресса — это один из способов, которым мы решаем свои эмоциональные сложности. Их же очень много: выпивать, курить, бесконечно ссориться с окружающими, уходить от людей и сидеть дома в одиночестве, избегая проблем. Сладкое просто один из таких вариантов и не самый худший. Человек, который переедает, может жить свою жизнь, а тот, кто сидит на мефедроне, — уже нет. Я бы не стала это демонизировать. Но это может быть проблемой, когда становится единственным способом борьбы со стрессом.

— Если вернуться к самому началу разговора про новую культуру потребления, можно ли спрогнозировать, что дальше ситуация станет хуже?

— Мне самой любопытно, потому что то, что мы проживаем, происходит впервые с человечеством. Логично предположить, что это все будет только увеличиваться, но будет появляться и контркультура. Было популярным диетическое течение, ответом ему стал бодипозитив. И уже появляется много таких контртечений относительно культуры потребления: экологичное потребление, общая забота о природе, осознанное отношение к себе и питанию. С одной стороны, будет набирать обороты то, что вы называете новой культурой потребления, а с другой стороны — появится еще больше контртечений и людей, которые хотят жить иначе и противостоять этому.

— Какие можно дать советы человеку, который считает переедание проблемой?

— Первое: посмотрите на то, как вы едите. Сделайте себе полноценный завтрак, сытный обед и нормальный ужин, никаких салатиков на ночь. Если вы будете чувствовать голод между — перекусите чем-то несладким. Бутерброд или пирожок с луком и яйцом, не знаю. Купите себе домой нормальной еды.

— Белый хлеб?

— Белый хлеб, рис и другие демонизированные продукты – сложные углеводы. Ничего нет в этом страшного. Вопрос только в том, что вместе с этим хлебом должно быть что-то еще. И это будет точно лучше, чем вы придете вечером домой и съедите свои два торта.

Второе: если вы не хотите переедать, ешьте три-четыре раза в день нормальную еду с белком и углеводами. Те, кто переедает сладким, недоедает углеводов: хлеб, зерновые, лапша, картофель. И этот способ работает всегда, 95% перееданий сразу исчезают сразу, как только налажено нормальное питание.

Диетология, которая работает на продажи, постоянно изобретает новые запреты. И все для того, чтобы продать новый план программы. Многие продукты той или иной системой запрещены: в хлебе глютен, сладкие фрукты нельзя, белок многим вреден, это гниет, это разлагается. Если вы видите систему питания, которая так однозначно что-то запрещает, не верьте ей, пожалуйста. Нормально питаться — это просто.

Делайте с этой информацией, что хотите, а мы побежали за вафлями,
Ваш Дважды Два.

Загрузка...
ПОНЯТНО