Комиксы — это кино в другом измерении

Комиксы — это кино в другом измерении

Кратко о том, почему комиксы лучше сравнивать с кино, а не с литературой.

  • 1022
  • 0
  • 21 Сентября 2019

Когда министр культуры сказал, что комиксы читают дебилы, мы оскорбились до глубины души. Читают книги, а комиксы смотрят (с определенной точки зрения — её вы сейчас узнаете).

Ладно, конечно их читают, но комиксы ближе к фильму, чем к книге. Это всё отдельные проводники искусства, которые обладают уникальными качествами, но сейчас речь не об этом.

Объяснить разницу между комиксом и кино можно одной фразой:

КИНО — ЭТО ИСКУССТВО ВО ВРЕМЕНИ, А КОМИКС — В ПРОСТРАНСТВЕ.

Благодаря этому, полнометражная анимация по «Убийственной шутке» от DC (жестокая история противостояния Бэтмена и Джокера) так легко пользуется оригиналом, как раскадровкой.

При этом в комиксе возможны приёмы, которые нельзя воспроизвести в кино. Например, как это делает Джейсон со сценой ниже (Его мы еще упомянем дальше).

Примечательно, что одно из лучших описаний комиксу (там речь о киномонтаже, но цитата удачно подходит) дал Сергей Эйзенштейн — культовый советский режиссер и теоретик кино. В начале своего текста «Монтаж (1938)» (81 год назад), он пишет: «…они обнаружили одно качество, сильно их удивившее на ряд лет. Это качество состояло в том, что два каких-либо куска, поставленные рядом, неминуемо соединяются в новое представление, возникающее из этого сопоставления как новое качество». В общем, два последовательных во времени кадра соединяются между собой.

Автор комикса о создании комиксов — Скотт Макклауд, в (извините за третье повторение. без него никак) «Понимании комикса» делает акцент на пространстве между кадрами. Что именно это пустое пространство скрывает в себе все произошедшее между двумя кадрами комикса (так же карманное измерение скрывает истинный источник энергии аккумулятора в машине деда). Короче, пространство между кадрами соединяет их друг с другом.

Меняешь местами пространство на время в комиксе, и, вжух, — теперь это фильм (ну почти).

С книгами комикс роднит наличие текста (необязательное) и печать на бумаге. Оба медиума полагаются на воображение читателя. Как это применимо к литературе — достаточно прозрачно. В комиксе же все действие происходит в пространстве между кадрами. Скотт Макклауд приводит такой пример:

Хоть это был я, кто нарисовал занесенный топор для примера, но это не я решил его опустить, или решил, насколько сильным был удар, кто закричал и почему. Это, дорогой читатель, было твое собственное преступление, которое каждый из вас совершил в своём стиле.

Размер и положение кадров позволяют задавать ритм, аналогичный кино. Например, норвежский автор минималистичных комиксов Jason часто использует по шесть одинаковых кадров на странице. Размеренные, словно норвежский триллер, что делает сцену с белыми кадрами отключки особо эффектными. Автор устанавливает четкие правила ритмики мира, и страница пьяной пустоты ощущается, как пропавший субботний день.

Либо же кадры, задающие более динамичный и неравномерный ритм. Идеально подходит для экшена про журналистов.

Так что комиксы могут предоставить гораздо большее, чем просто «жвачка». Это инструменты и механизмы обращения с историей, которые позволяют преодолевать языковые границы. От мемов до сложных графических новелл. Скажем так, комиксы давным-давно повзрослели (и это оказалось ловушкой).

Смотрите комиксы, читайте кино!

Ваш Дважды два.

Написать коммент

Внимание! Непотребные комментарии будут удаляться.

Правовая информация