ПОНЯТНО
«Внутри Лапенко»: интервью с командой про анимацию в финальной серии

«Внутри Лапенко»: интервью с командой про анимацию в финальной серии

«Получилось, я была внутри „Лапенко“», — поговорили с авторами 2D-анимации в сериале про Инженера, Катамаранова, банду «Железные каблуки» и, ю ноу, Шершнягу с Розой.

  • 1292
  • 0
  • 15 Октября 2020


На этой неделе вышел финал второго сезона «Внутри Лапенко» — кажется, самой мощной серии всего проекта. Эпизод аккумулирует все истории в одно целое, смело играет сюжетными поворотами и взрывает буквально на каждой секунде — то смехом, то неожиданностью, то переживаниями за персонажей.

В целом, второй сезон получился, кажется, сильнее первого: тут уже пошли скандалы, интриги, расследования. Если в первом сезоне нас знакомили с героями и их пересечения выглядели забавными и неожиданными, то во втором есть точное понимание — они все не то что из одной тусовки, они в ней еще и плотно друг с другом связаны.

Второй сезон больше экспериментирует с темами и подачей: эпизод встречи с Богом Шершняги и Розы, раскрытие личности Особы, которой нас мариновали два сезона, матриархат банды «Железные каблуки», анимационный фрагмент в финале. И как раз последний пункт нас согревает особенно сильно — как большие фанаты анимации, мы решили поговорить о работе над мультипликационным фрагментом в финале с работающей над ним командой.

Всего четыре человека за пару месяцев смогли полностью продумать и воплотить в жизнь анимационную вставку. Почему она была необходима в сериале? Что было самым сложным? Узнаем у самих авторов: Ольги Морозовой (художник-постановщик, режиссер анимации), Андрея Смирнова (компоузинг и постпродакшн), Марии Тяпкиной (аниматор) и Марины Патракеевой (аниматор).

Начало анимационного эпизода — 23:16

 — Расскажите про ваше сотрудничество с командой «Внутри Лапенко»: как появилась идея сделать анимационный фрагмент?

 — Андрей Смирнов: Вместе с командой «Внутри Лапенко» мы уже сделали несколько совместных проектов. Плюс ко всему, режиссер сериала — это мой брат. Компании Craftika Studio мы предложили сделать профессиональную анимацию (Ольга Морозова участвовала в создании короткометражки «Мы не можем жить без космоса»), все согласились и остались довольны результатом.

 — Почему именно этот фрагмент финала решили сделать мультфильмом?

 — Андрей Смирнов: Было понятно перед съемками, что это будет референ на битву Бастардов, но технически это реализовать было невозможно из-за того, что один актер. Думали, какие стилистические средства использовать, и так пришли к анимации.

 — Интересно про Бастардов! Мне при просмотре показалось, что это скорее ирония над супергероикой: у персонажей как раз появляются суперсилы, кто-то стреляет руками, кто-то — летает.

 — Андрей Смирнов: В процессе мы обсуждали с режиссером Алексеем как референсы современные марвеловские и голливудские мультфильмы, но в целом, решили отойти от этого. Возможно, где-то черты таких героев могут мелькать, и хорошо, ведь это объединяет людей разного возраста. Леша рассказывал, что при просмотре, когда главарь банды снимает перчатки и там у него оказываются пулеметы, его дети сразу заликовали: «Так вот, наконец-то объяснилось, почему у него перчатки!» Интересно, что каждое поколение разное выхватывает из сериала.

 — Ольга Морозова: Перед нами стояла задача показать душевных персонажей, чтобы они сочетались с образами Лапенко в сериале. Мы не гнались за вычищенной стилистикой, герои немного эклектичные, зато максимально искренние.

 — Как шла работа над эпизодом?

 — Андрей Смирнов: Вообще, весь сериал «Внутри Лапенко» — это очень быстрое производство достаточно целостного продукта. И в анимационной части также: нужно было за пару месяцев собрать команду, которая быстро бы вписалась в работу и смогла ее сделать в определенной технике. Так что было две миссии: определиться с составом и успеть в сроки. Мы до последнего работали плотно, последняя неделя была практически без сна.

Технически перед нами стояла задача, с одной стороны, сделать гротесковые образы, с другой — узнаваемые. Важный момент: вход и выход мультфильма должны были напрямую быть связаны с сюжетом сериала. Мы ездили на съемки сцены, которая длилась сутки. И финальная сцена мультипликационного эпизода — с кольцом — должна была плавно перейти обратно в сериал.

 — Ольга Морозова: Сложность была в том, что надо было максимально погрузиться в эти образы. По сути, я должна была играть как Лапенко, когда рисовала ключевые кадры. Получилось, что я была внутри Лапенко. Сложность еще в том, что, поскольку это один человек, у него анатомия одна и та же. Но насколько он талантливый актер, у него везде разная мимика! Это досконально изучалось, важно было уловить малейшие изменения.

Работа шла очень кропотливая, аниматоры скидывали мне варианты, я их правила, отдавала обратно, они дорабатывали. Правки шли на всех этапах. Это достаточно кропотливый труд, требующий максимальной концентрации. Я вот уехала на дачу, чтобы от всего абстрагироваться и погрузиться в процесс. Мне здорово помогли наши аниматоры Маша и Марина, благодаря которым мы смогли уложиться в срок.

Когда уже были готовы сцены, мы начали думать над цветом: важно, чтобы они вписывались в концепцию сериала. Прорабатывали фоны, дымы и общую атмосферу.

 — Марина Патракеева: У меня было уже 3 работы на руках, когда написала Оля. Но это же Лапенко, подумала я и взялась, конечно. Мы, как классические аниматоры, работаем в основном в кино, редко в рекламе или играх, у нас вся работа длительная, и для нас важно, чтобы за долгой и муторной работой стояла сильная интересная идея. Оля показала нам многообещающий аниматик, а из аниматика всегда сразу понятно, круто будет или нет, т.к. в аниматик это приходит из сценария. Если сценарий что надо (у Лапенко он супер), то и мультфильм выйдет достойный.

В России как-то принято преуменьшать важность сценария, а потом удивляться, почему индустрия стоит на коленях. Еще часто вмешиваются продюсеры в сам творческий процесс, не имея никакого отношения к творчеству, они полагают что если они дают деньги, то могут и побыть сами сценаристами-режиссерами-арт-директорами. Результат очевиден. В небольших проектах творческим людям дают больше свободы, в них приятно участвовать.

 — Чем вы вдохновлялись при работе над проектом?

 — Мария Тяпкина: Мне, на данный период времени, больше нравится работать на небольших творческих проектах, в таком формате ты можешь в большей степени проявить себя как творческий человек и больше раскрепоститься. Собственно, это меня и вдохновляло. Когда Оля Морозова показала нам свой аниматик и предложила принять участие, он нам так понравился, что мы сразу согласились. Получается, сам аниматик вдохновлял! И, конечно, очень трепетно было прикоснуться к творчеству Антона Лапенко.

 — Расскажите про 2D-анимацию, что самое сложное и что самое интересное для вас?

 — Мария Тяпкина: Самое сложное — это рутина. А ее в покадровой классической 2D-анимации избежать бывает иногда очень сложно. Так как в секунде анимации — 24 кадра, то это и 24 картинки. Иногда, если это медленное небольшое движение, они выглядят почти одинаковыми. То есть ты можешь целый день рисовать как будто одну и ту же картинку очень много раз.

Самое интересное для меня — это тонкие игровые сцены. Я просто обожаю, когда нужно, например, какими-то микродвижениями, мимикой передать всю суть сцены, характер персонажа и рассказать его историю.

Я работаю и с другими видами анимации, но всегда отдам предпочтение проекту с классической 2D-анимацией. Это что-то крафтовое и ламповое. Плюс я люблю рисовать руками. И приятно чувствовать себя частью большой классической анимационной школы, типа «я рисую на кальке, как в Disney!» Очень жаль, что сейчас все меньше внимания уделяется классической 2D-анимации.

 — Марина Патракеева: Мы с Машей работаем в команде, дополняя друг друга. Я люблю так называемые технические сцены, где персонажи ходят, бегают, дерутся, сложные взаимодействия друг с другом и не люблю тонкие игровые моменты. Когда приходит работа, мы сразу распределяем сцены между собой — мне технические, Маше игровые. Но бывают и смежные, когда и эмоциональное состояние, и сложные движения — тогда мы делаем одну сцену вдвоем, перекидываем ее между собой, пока не получится удовлетворительный результат.

В сцене с «Железными каблуками» я сделала все движение, а Оля нарисовала большинство лиц. Эту сцену я выпросила сразу, в ролике она моя любимая, как и сцена, где Главаря в коляске поднимают, и он кроет очередями слева направо из ручных миниганов, и все это в ракурсе снизу — это даже звучит неподъемно. Наверное, самая сложная (но не самая трудная!) сцена в моей жизни, пока что. Я когда увидела ее, думаю, как хоть это нарисовать?! Но как обычно — от общего к частному, от простого к сложному, используя референс из советского мультфильма «Остров сокровищ» и постоянно глядя на Шварценеггера из «Терминатора 2».

 — Как в вас отзывается «Внутри Лапенко»?

 — Андрей Смирнов: Нам близок сериал в том, что мы тоже люди 80-90-х, потому все эти отсылки — к «Брату», например, — нам очень близки. Лапенко с командой смогли зафиксировать ретро-нишу. Странно, если бы сейчас кто-то после него выпустил что-то подобное. Это должно было быть сделано, и это было сделано с любовью и вкусом.

 — Мария Тяпкина: Я в восторге от творчества Антона Лапенко и от сериала! Мое альтер эго — это инженер, просто обожаю его. Очень рада была принять участие в проекте, спасибо большое Оле, что пригласила!

Ну здорова, отец.
Ваш Дважды Два.

Загрузка...
ПОНЯТНО