ПОНЯТНО
Как две страницы комикса превратились в целую серию «Нигдегорода»

Как две страницы комикса превратились в целую серию «Нигдегорода»

Сценарист «Нигдегорода» Евгений Огнев — о неожиданном источнике вдохновения для первого сезона мультсериала. Весь текст ниже — от самого Евгения.

  • 945
  • 7 июля 2020


На днях мне подарили первый том «Песочного человека» («Сэндмен») Нила Геймана. Так что я впервые подержал в руках бумажную версию своего любимого комикса, и начал его в очередной раз перечитывать. Но пишу я это не хвастовства ради, а чтобы рассказать о том, как две страницы «Песочного человека» вдохновили создание целой серии «Нигдегорода». Будут спойлеры, так что если вы еще не посмотрели «Нигдегород», то почему?

В целом эта история (оригинал поста) о том, какими странными путями иногда бродит первоначальная идея. Как на этих путях она «взрослеет», обрастая новыми подробностями и нюансами. И как в итоге приходит обратно, как и положено после хорошего путешествия — уже совсем другой.

Небольшая преамбула. Первые выпуски «Песочного человека» посвящены тому, что Морфея, Песочного человека, похищают. Тайный магический орден из Англии заключает Хозяина Снов в ловушку, в которой он и находится почти весь двадцатый век. Наконец Песочному человеку удается бежать, и он жестоко наказывает одного из своих пленителей.

Вечность Пробуждений означает, что проклятому снится кошмар, из которого он просыпается, чтобы вскоре понять — он оказался в очередном кошмаре. Он вновь просыпается, но и там его ждет очередной страшный сон и дальше, и еще, и снова… Вечность жутких, сводящих с ума Пробуждений.

Когда я впервые читал «Сэндмена», на меня произвело большое впечатление это во всех смыслах «кошмарное» наказание. Кроме того, оно сомнительное с точки зрения справедливости, но тут уже придется раскрывать подробности сюжета — поверьте, их стоит узнать, прочитав самостоятельно.

Итак, мы переходим к лету 2019 года. На дворе, как и сейчас, стоял жаркий июль и со мной случилось худшее, что может произойти в эту чудесную погоду. Я целыми днями должен был сидеть дома за компьютером и работать с утра до вечера (а часто и ночью). К тому моменту мы уже заключили контракт с телеканалом 2x2, Максим Конышев с аниматорами работали над первыми сериями, а я пытался сделать две вещи.

Во-первых, не сойти с ума от навалившихся обязанностей шоураннера. Оказалось, что делать те же раскадровки — довольно мучительно и долго, контролировать работу людей, находящихся в тысяче километров от тебя — сложно, а страх сорвать сроки или иным образом не соответствовать ожиданиям канала — перманентен. Тут должен признаться, что без Макса и поддержки руководства и редакторов 2x2 я бы со всем этим ни за что не справился.

Во-вторых, и вот тут ни Макс, ни канал мне помочь не могли — я должен был сдать сценарий пятой серии, о которой мне было четко известно следующее — в конце в Нигдегород должен приехать отец Новичка. Эта сцена мне очень нравилась. Родилась она еще во времена, когда я в черт-знает-который раз переписывал первый эпизод.

Очередное приключение закончилось. Новичок расслабленный и счастливый как ни в чем ни бывало приходит домой, и вдруг замирает, потому что видит своего отца. «Привет, сынок!». Титры.

Казалось, сцена так и кричала «Что будет дальше? Как же они теперь?» И самое приятное — она вызывала эти вопросы лично у меня. Я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не знал, как поведет себя отец Новичка, приехав в Нигдегород. Как он со своим желанием вернуть семью впишется в историю, где по этому поводу устоялся железобетонный статус-кво — Новичок четко заявил о нежелании общаться с отцом, мама Новичка тоже начала новую жизнь. Это развязывало руки, давало возможность отпустить семейную драму и сконцентрироваться на приключениях. Но, на мой вкус, статус кво — это, во-первых, скучно, во-вторых, и тут я перефразирую Стивена Кинга, именно там, где сценарист не знает, что будет дальше, и начинается магия. Так что я с большим удовольствием предвкушал эту финальную сцену. Но, напомню, кроме нее, эта серия была, по сути, сплошной terra incognita.

На самом деле, если задуматься, сцена приезда отца — это не так уж и мало. Потому что из появления этого персонажа в конце эпизода логически вытекало следующее — главная сюжетная линия в серии должна будет сконцентрироваться на семейной драме Новичка. Это связано с тем, что, во-первых, зритель еще не видел его отца, и не покажи мы его, получилось бы, что для зрителя в Нигдегород приехал какой-то абстрактный незнакомый мужик. Во-вторых, чтобы зритель понял шок Новичка от приезда отца, было просто необходимо рассказать, что у Новичка творится в душе по поводу этого человека. В идеале же — не рассказать, а показать — это вообще главный совет, который дают начинающим сценаристам — показывайте события, эмоции, героев, а не рассказывайте о них.

То есть серия по идее должна была показать нам прошлое. Вот только возникала проблема: подобная серия уже была запланирована ближе к финалу сезона. Речь, конечно, об эпизоде под номером 10, «Минувшее», где ребята делятся историями из своих жизней до знакомства друг с другом. Я видел много комментариев по поводу этой серии, где из-за истории Диди-Улыбашки ее называют лучшей в сезоне, и считаю это большим успехом. Потому что серия филлерная (формально, она не двигает горизонтальный сюжет сериала), а филлеры люди обычно ненавидят.

Итак, было ясно, что напрямую показать прошлое нельзя, но КАК-ТО показать прошлое в пятой серии нужно. Такая вот задачка. Тут мы наконец возвращаемся к «Сэндмену» Нила Геймана. Я часто хватаюсь за какие-то образы, отдельные сцены и даже статичные картинки, рассматриваю их так и эдак, а потом даю им свободно погулять в голове. Иногда они так навсегда и уходят далеко за линию сознания, может быть перебираются в чью-то более интересную голову. Но иногда они возвращаются, откормленные моими фантазиями (а порой и кошмарами) и выглядят достаточно интересно, чтобы ими хотелось поделиться.

Сцена с Вечностью Пробуждений была как раз такой — мне понравился образ бесконечного пробуждения из одного кошмара в другой. Я примерил этот образ на Нигдегород, представил как Новичок осознает себя аутсайдером-посмешищем в школе. От него отвернулись даже Заика, Диди и Лунатик. Представил, как проснувшись от этого кошмара, он понимает, что задремал на похоронах, а хоронят его родителей…

Это казалось хорошим, интригующим началом для серии, но все еще не было историей. Как он попал в водоворот кошмаров и как из него выбраться? И что с остальными ребятами?

Вот что интересно: когда люди слышат слова «кошмар» или «ужас», все на самом деле представляют себе очень разные образы. Кто-то представляет социальное унижение, другие — чудовищных созданий вроде ликантропов, упырей или гигантских пауков. Для меня самым страшный (и самый любимый) кошмар — лавкрафтовский. Давящее ощущение безумия, нечеткая грань между жутким сном и реальностью, неспособность контролировать даже собственные мысли, не то что уж внешние обстоятельства. Образ Вечности Пробуждений погулял у меня в голове и, насытившись кошмарами Говарда Лавкрафта, вернулся, чтобы я подумал над ним снова.

Итак, я начал думать о глубинах под Нигдегородом, о жутких таинственных руинах с изломанной геометрией и непонятными, но тревожными письменами на стенах. Я представил, как в центре этого города возвышается циклопический храм-зиккурат, и там под высоким потолком в комнате, наполненной мрачным зеленым светом, лежит некий артефакт. Новичок с друзьями, в моем представлении, попал в это место случайно. Но он совершил ошибку — любопытства ради или случайно он дотронулся до артефакта. И пока Новичок лежит без сознания, терзаемый бесконечными кошмарами, испуганные Диди, Лунатик и Заика начинают слышать жуткий скрежет когтей и зубов, мрачный шепот затаившихся в тенях непознаваемых тварей… Чистая лавкрафтовщина, в общем.

У этой идеи было несколько проблем. Первая. Ужасы несравненного Говарда Лавкрафта очень плохо сочетаются с юмором. Шутки — это разрядка, а лавкрафтовская атмосфера должна быть бесконечно нагнетающей и тревожной. Я всегда говорю, что «Нигдегород» — это трехжанровое шоу: приключения, драма и комедия. Именно в таком порядке — комедия на третьем месте. Мы не гонимся за количеством шуток на квадратный сантиметр сценария, нам важнее рассказать интересную историю и дать возможность эмоционально подключиться к героям. За редким исключением, все сюжетные линии во всех сериях пишутся так, чтобы юмор там был лишь вишенкой на торте, но никак не основным блюдом. Тем не менее, без этой вишенки, «Нигдегород» был бы слишком серьезным и по сути не был бы «Нигдегородом».

Вторая проблема. Совершенно неясно как дети смогут победить надвигающийся на них кошмар. Тут вот какая штука. Горячо любимый мною Стивен Кинг, например, пишет ужасы, вызывающие такие вопросы в процессе чтения: «Победит ли главный герой? Выживет ли он? Как ему удастся спастись?». В историях Говарда Лавкрафта такие вопросы даже и близко не поднимаются. Ужас, с которыми сталкиваются лавкрафтовские герои, настолько запределен, непознаваем и силен, что ни о какой победе над ним не может быть и речи. Наиболее частый вопрос, который задаешь, читая его работы: «Ясно, они все умрут. Но хотя бы самими собой?». Потому что сохранить хотя бы часть рассудка перед гибелью — это уже огромное достижения для персонажей столкнувшихся с лавкрафтовскими чудовищами.

Новичок, Заика, Диди и Лунатик — двенадцатилетние дети. Яснее ясного, что выстоять самостоятельно они бы просто не смогли. Так, идея, изначально взятая из двух страниц «Сэндмена» дополнилась условием, которое изменило все: «В этой серии детям нужна помощь извне».

Помню, в этом месте я на некоторое время застрял. Первым порывом было использовать Таинственного Мужика, но я знал, что его итак будет довольно много к концу сезона. Он был очень ярким, выделяющимся героем. Неудивительно, что он сразу казался важным персонажем глобальной истории. Использовать его лишний раз не хотелось. Кроме того, как известно, у Таинственного Мужика есть ПЛАН. И в ПЛАН помощь детям в этом приключении плохо вписывалась. Я не знал, продлят ли наше шоу, но надеялся, что да. И не хотел столкнуться с тем, что не смогу объяснить все поступки Таинственного Мужика, потому что когда-то пошел по легкому пути.

Однажды мы с Максом закончили раскадровку очередной порции сцен. По традиции мы стали обсуждать последние новости из жизни, новинки из мира кино, сериалов и игр. Не помню почему именно, но мы заговорили о карточной игре Magic the Gathering. На самом деле, мы довольно часто ее вспоминаем — за десятки лет существования игры к ней нарисовано огромное количество артов, придумано множество миров, и порой просто глядя на арт какой-нибудь карты можно придумать целую историю. Так что, хотя мы и не играем в нее постоянно, держимся в теме, а я регулярно просматриваю новые выпуски вдохновения ради и сохраняю самые интересные изображения. Так вот, когда мы закончили разговор, лор Magic the Gathering все не выходил у меня из головы. И тут я вспомнил о корабле «Везерлайт» и его команде плэйнсволкеров, путешествующих между мирами и спасающих эти самые миры от всяческого зла.

Летающий корабль и его бравая команда — яркий интересный (хотя, конечно, вовсе не новаторский) образ, дающий бесконечной простор для будущих приключений. Я вспомнил и о «Стражах Галактики», а это натолкнуло меня на важную мысль. Эти герои на корабле могут быть не такими уж и бравыми. Таким образом с помощью Синего Капитана (его образ романтичного инфантила как-то сразу сам собой нарисовался) можно было работать и в жанре приключений и в комедии.

Хотя в первых сериях истории «Нигдегорода» выглядят очень камерными, я, конечно, знал, что мир для зрителя все равно придется раздвигать. Это связано с горизонтальной сюжетной линией и ПЛАНОМ Таинственного Мужика, который, как известно, всю вселенную собирается спасти. А, следовательно, что-то там в этой вселенной, помимо Нигдегорода, есть. В общем, рано или поздно пришлось бы раскрывать мультиверс сериала, и даже лучше было бы сделать это раньше. Потому что, к примеру, нельзя было просто взять и свалить на зрителя «Отражение Заблуждений» (8 эпизод). К этому моменту он должен был понимать, что в этой вселенной существуют иные измерения и миры.

Так что Синий Капитан и его команда стали межпланарными существами (путешествующими по разным планам вселенной и мирам). Они должны были стать достаточно крутыми ребятами (поэтому стали охотниками на демонов), но не слишком серьезными (поэтому демонов они ловят, чтобы потом с ними цирк устраивать).

Команда, потерпевшая крушение, со сбежавшим ментальным демоном (это тоже родилось сразу вместе с командой; когда у тебя есть потерпевший крушение корабль с демонами, легко представить, что среди них будет тот, кто умеет залезать в чей-то разум) отлично вписалась в историю Новичка. Дала возможность Диди, Заике и Лунатику побезумствовать в отсутствие лидера. И, как вы наверняка поняли по намекам, 11 серии «Внедрение» — команда как влитая вписалась в ПЛАН Таинственного Мужика.

В итоге две страницы «Сэндмена» переродились в нечто совершенно другое. Я оставил сцену с пробуждением от кошмара, но это уже перестало быть центром сюжетной линии Новичка. Только ее началом — ментальная машина считывала матрицу личности парня и, конечно, его кошмары тоже.

Лавкрафтовские руины пришлось отложить до лучших времен, они плохо сочетались с новыми героями. Хотя кое-что от «лавкрафтовщины» в серии все-таки осталось. Например, сама концепция безумия — очень важная составляющая этого вида ужасов. Чем дольше паразит находится в разуме Новичка, тем сильнее Новичок сходит с ума. Этот прием «таймера» очень хорошо лег в историю, поскольку давал Новичку сильный мотив к действию. При отсутствии такого таймера Новичок мог просто сидеть и тихо ждать, пока Жучара не найдет способ извлечь паразита из его головы. «Таймер», кстати, также один из советов, которые дают начинающим сценаристам. Разного рода обратный отсчет до катастрофы толкает героев к действиям, дает возможность двигать сюжет через поступки героев, а не через внешние обстоятельства.

Безликая девушка — тоже отголосок времен, когда серия писалась как хоррор. Образ девушки без лица мне понравился визуально, и уже потом я «понял», почему Новичок видит ее такой (он никогда не видел ее лица).


Что ж, чтение получилось довольно долгим, но, если вы добрались до этого места, большое вам спасибо. Надеюсь, это было интересно.

Смотреть «Нигдегород» 

Хочет больше историй о создании «Нигдегорода»
Ваш Дважды Два.

Загрузка...
ПОНЯТНО