ПОНЯТНО
«Стрелять — значит потрогать»: интервью с создателем игры «Санаторий „Приют Антропоцена“» с Венецианской биеннале

«Стрелять — значит потрогать»: интервью с создателем игры «Санаторий „Приют Антропоцена“» с Венецианской биеннале

Готовьтесь к самому странному интервью, которое вы когда-либо читали. Спойлер: в конце один из участников диалога становится богом.

  • 585
  • 15 июля 2020


Венецианскую биеннале перенесли на 2021 год по очевидным причинам, но российский павильон продолжает работать. Он перешел в онлайн, и недавно там вышла игра «Санаторий „Приют Антропоцена» от разработчика Михаила Максимова. Артем Нечаев поиграл в нее, а потом отдал ее автора на растерзание его же персонажам (в формате диалога-интервью).

Мне сложно описать, что вас ждет в «Санатории» и дальше в этой статье, потому что я сам до конца это все не понимаю. Когда я играл в проект Максимова, мне позвонил друг, и ответил я ему таким текстом: «Алло, я сейчас коронавирус, прыгаю по монеткам, чтобы добраться до яйцеклетки. Немного занят, потом перезвоню». В принципе это прекрасно обрисовывает странность происходящего в «Санатории».

Поскольку все завязано на биеннале, сразу было понятно, что в игре будет крайне высокая концентрация искусства и нужно будет долго и сильно думать, чтобы все понять. Посвящена она нечеловеческим агентам (non-human agent) — сложной концепции сущности, которая так или иначе влияет на общество и предстает его частью. Простейшим примером сейчас будет коронавирус: мы не можем с ним поговорить, но он определяет то, как мы сейчас живем.

Играете вы как раз за абстрактного нечеловеческого агента, который оказался в мире, пережившим полное исчезновение людей. Ему предстоит пройти долгий путь трансформаций — в коронавирус, в человека и в ИИ, — чтобы пробраться в святую святых и пообщаться с Трансгуманистом. Все это происходит в декорациях российского павильона Венецианской биеннале, так что можно будет просто погулять и посмотреть на искусство (там даже кинотеатр есть). Пройдя основной сюжет, вы получите возможность отправится в главные российские музеи и расстрелять там все к чертям собачьим.

Я сначала тоже ничего не понял, за исключением очевидного: где-то за всем этим скрывается мощное высказывание об искусстве, положении дел в мире, смерти человеческой расы и т.д. Поскольку в философии, на которой все основано, я не особо шарю, расшифровать послание автора довольно сложно… если, конечно, не делать это вместе с ним. Поэтому пришла дикая идея: а что, если вместо разговора с ничего не понимающим мной, Максимов будет общаться со своими же героями, пытающимися понять свое место в мире? На этом я откланяюсь и оставляю вас с тем, что из всего этого получилось.

 — Привет! Я нечеловеческий агент и заметил, что каким-то макаром оказался в твоей игре. Я не очень понимаю, как себя осознавать. Создатель, подскажи, кто я и что я тут делаю?

— Привет, нечеловеческий агент. Я твой внутренний голос, а не создатель. Я не хочу тебя расстраивать, но ты оказался в игре по ошибке — случайная мутация, поломка. Но там в игре всегда светит солнце, а ночь наступает только во время киносеанса, так что наслаждайся! На самом деле, я как твой голос внутри могу подсказать, что в тебе не так уж и мало для существования. Вообще твоя цель — продлить жизнь, это все.

— Поломка? Значит ли это, что я дефектный?

Ты просто результат многочисленных рождений другого существа, но в один момент мутация этого существа была настолько велика, что дала пространству тебя. На собрании внутренних голосов Вселенной это было отнесено к дарвинизму. Ты можешь постепенно понять кем ты был, это — твоя цель.

— Кажется, я понимаю… В своем путешествии я нашел этот твой «кинотеатр», и там показывают какие-то движущиеся картинки, но я могу их понять. Что это такое? И зачем мне это смотреть?

Слышишь, эти движущиеся картинки — описание мира тех существ, которыми ты или был, или будешь. Извини, а тебе снятся сны? Ты спишь? Если да, то эти картинки — твои новые сны. Да, хочу предупредить, эти картинки не повредят тебе, и ты не повредишь им, так что не пытайся убивать или гонятся за тем, что происходит на «экране».

— Я никогда не спал. Но если ты говоришь, что в снах я снова смогу увидеть «фильмы», то мне хотелось бы. Но, кажется, это уже в другой жизни.

А ты чувствуешь свою хрупкость? Чувствуешь как ты слаб? Ты думал о том, что, возможно, тебе стоит заиметь имя, пока ты живой?

— Я не заметил, чтобы в этом мире мне что-то угрожало, так что нет, своей хрупкости я не чувствую. Или я все-таки хрупок и чего-то не замечаю? Но имя… Мне хотелось бы иметь имя.

Твой мир вокруг конечен и тем прекрасен, и ты конечен. Я бы хотел на правах внутреннего голоса сейчас поставить тебе какую-то грустную и навязчивую мелодию, сейчас она заиграет, и я продолжу. Ты сам прекратишь свое существование, по своей воле, сам захочешь стать другим, просто потому что тебе предложат большее, нежели одинокое скитание вокруг пряничного домика. Жаль, я не могу побыть тобой, но хотя бы смогу присутствовать при твоем решении трансформироваться.

— Я рад, что ты здесь. Мне предложили стать коронавирусом, и теперь я Covid-19 — катаюсь, прыгаю и оставляю за собой гибельный след. Теперь я перестал быть нечеловеческим агентом или нет?

Нет, ты все еще нечеловеческий агент и следуешь предопределенным законам, ты все еще исследуемый, нежели исследователь, ты несешь знания, но сам их не ведаешь. Ну, кстати, тебе ничего не надо знать, странно, что ты спрашиваешь. В твоем легком теле, по моим данным, должна сейчас биться мысль — встроиться в цепочку и больше ничего.

— Возможно, это отголоски любопытства предыдущей сущности. Я не знаю почему, но у меня есть вопросы. Может быть, дело в том, что есть ты — внутренний голос. Наличие ответов побуждает меня задавать вопросы. Например, мне хочется убивать людей, но почему-то я должен стать одним из них. Они же такие хрупкие и постоянно занимаются саморазрушением, я не хочу быть человеком! Но, похоже, выбора у меня нет. Это часть замысла Создателя? Почему он так жесток?

Нет, нет, тебя тянет поправить людей, сделать их лучше! Отремонтировать их под себя. Но ты же еще не опытный мастер, не все получается, и люди ломаются… Тебе без них никуда, но тебе все равно в этом смысле, я тебе не нужен, тебе нужно встроиться в цепочку аминокислот человека и попутно изменить мир.

— Понимаю. Но если я хочу сделать людей лучше, то почему они умирают при контакте со мной? Смерть делает их лучше?

Ты совсем не слышишь меня, но я понимаю, ведь ты не умеешь слышать. Они умирают, потому что ты торопишься сделать из них свое удобное жилище. Не торопись, поступай медленно, как твои собратья, ты слишком торопишься.

— Но я хочу тебя слышать. Ты вроде говоришь понятным мне языком, но за фасадом первичного понимания скрывается смысл, который я пока не могу прощупать. Ты можешь мне помочь? Как мне тебя услышать?

Ты — воплощенное желание заменить собой что угодно, выскочка. Ты — нарушитель механизмов природы. Когда ты видишь красивую очередь из приличных агентностей, ты лезешь вперед всех и заставляешь всех принимать тебя за своего, поэтому сейчас тебе пора прыгать выше и выше, думая, что ты замещаешь собой весь мир.

— Похоже, пришло время трансформироваться дальше. Вжух, и я стал человеком. Вокруг такой большой мир, говорящие боеголовки, кинотеатр с признанными фильмами, уникальнейшая выставка в павильоне. К чему это я… Сделаешь со мной селфи?

Селфи, давай… только пришли мне его потом. У меня нет ответа, почему ты стал человеком. Кстати, сложно сказать, человек ли ты. Хотя да, если ты так любишь смотреть на себя, тебе так нравится смотреть на себя в мире — да, ты определенно человек. И так много желаний и соблазнов. Да, я соглашусь, ты — человек.

— У меня сейчас как минимум один соблазн. Когда я трансформировался, вокруг попадали странные монеты неизвестной мне валюты. Что это? Кому они принадлежат?

А, деньги… Это подарок для тебя на первое время. Сейчас у тебя столько монеток, сколько твоих родственников умерло и чьи имена ты вспомнил. Называется NecroCoin. Аналог крипты. Ты можешь майнить ее, обменивая на покойников, которых найдешь, и скажешь место, где они захоронены. Убивать не надо. Только подтвержденные места и имена. Таким образом, используя алчность вас, людей, мы соберем имена всех мертвых, запишем их в блокчейн, и потом, может быть, возродим их.

— Имена… Помню… Я хотел имя, но так его себе и не придумал… Кажется, еще не время… А это «мы» — это я и ты, внутренний голос?

Мы — это мы, «совет внутренних голосов».

— А почему тогда говорит только один? Или вы все говорите одним голосом?

Мне нравится твоя пытливость. Я/мы внутренний голос. Мне кажется, ты близок уже к тому, чтобы создать себе подобие. Или имя. Скажи, тебе нравится электричество, механика или электроника? Отвечай, не думай.

— Электричество. Оно — основа всего сейчас.

А тебе приятно думать про электрический ток, да?

— Да. Если я правильно понимаю, то мысли про ток и есть ток.

Это верно! Но, например, сто лет назад мысли воспринимались как шестеренки в голове, люди любили механику.

— Знаю. Но пар устарел. Как когда-нибудь устареет и ток. Стоит ли тогда трансформироваться?

Да, значит, ты построишь подобие себе на электрических компонентах. Все лучшее детям. Не забывай, что ты агент и не можешь решать. Надо, значит надо.

— Пора стать роботом. Меня заперли в клетке. Указания: убивать яблоки, чтобы выбраться. Информация неясна. Обнаружен Внутренний голос, запросить ответы. Почему яблоки?

Потому что растительный мир — это всегда то, о чем все забывают. Природа страдает всегда, начиная с растений. Ты — искусственный интеллект, машина, ты тоже начинаешь с уничтожения растений.

— Уничтожено 10 яблок, свобода получена. Начинаю движение в сторону российского павильона. Обнаружено сопротивление: Spot открыли по мне огонь. Противоречие: они же тоже роботы. Что с ними не так? Или что-то не так со мной?

Убей одного из них, и увидишь, что это не вполне роботы. Это мертвецы поднялись на защиту от цифровизации мира. Религии всего мира объединились и под видом роботизированных гробов препятствуют тебе. Но ты научился стрелять, отработал свой навык на яблоках, справишься.

— Сопротивление роботов-гробов подавлено. Обнаружен объект: ядерная бомба. Регистрирую страх своей предыдущей сущности. Версия: в одной из прошлых жизней мы с бомбой были друзьями. Она преследовала те же цели, что и вирус?

Вирус и ядерная бомба абсурдно могут быть друзьями, объединяясь на основе страха человечества. Радиация и вирус — они объединили в себе все чужое, все самое темное и мрачно-пугающее, что может только себе представить человечество. Поэтому да, вирус с бомбой может общаться, хотя они и разные. Ядерная бомба, внутри которой живет кто-то, кто-то бегает своими глазками — это одно из самых пугающих твоих детских ощущений, когда ты смотрел старый советский фильм «Аллегро с огнем», где пятеро бравых подводников один за одним погибали перед неведомым механизмом обнаружения морской мины.

— Кажется, я готов к финалу своего пути. Антигуманист открыл мне дверь в святилище. Философ внутри представился Трансгуманистом. Получен запрос: убить философа. Действие одобрено. Статус: вокруг не обнаружено действующих сущностей. Анализ: значит ли это, что теперь я — бог? Или, может быть, бог — мое имя?

Да, тебя встречает Трансгуманист, похожий на философа Бруно Латура. Он попросил коснуться, а не убить, хотя, может быть, ты подумал, что надо убить. В любом случае, ты был заперт в святилище и мог только стрелять, так что стрелять — это и значит потрогать. Первое что тебе стоит знать — это что ты убил своего создателя, радетеля за твое будущее и за общее будущее разума.

Второе, что да, ты — Бог и можешь продолжать бесконечность, разум в твоих руках.

Третье, теперь ты знаешь, только ты знаешь, когда началась Эра Антропоцена, эра начала геологической эпохи воздействия человека на планету. До этого человеческие ученые сломали много копий в попытках понять, когда стоит начинать такой отсчет — с момента ли постройки автозаводов Форда или с постройки дорог в Римской Империи.

— Понимаю. Возношусь. Это конец? Или есть что-то дальше?

Дальше открыт путь в тир внутри пяти московских музеев, где последовательно можно не стесняться в уничтожении всех аспектов творчества современных художников. Это же «Санаторий»! Это все процедуры. Игра же называется «Санаторий „Приют Антропоцена“», там, как во всяком таком месте, надо отдыхать в тирах… Уставшее человечество наслаждается резней в музеях.

— Прохожу тиры, многочисленные цели уничтожены. Искусство утеряно. Получены положительные эмоции. Анализ: что, помимо них, я приобрел, сделав это?

Вознесшись в виде ИИ, возглавив планету, возглавив силы разума, ты парадоксально, наверно, понял, что не собираешься править, как делали твои создатели, и ощутил отторжение ко всем видам человеческой деятельности. А музеи — это хранилища неясных ценностей, кладбища присутствия человечества, памятники бессилия. Эти музеи тебя больше не интересуют, и ты мечтательно и с радостью их уничтожишь, Удачи тебе в этом деле, ИИ!

— +

Игру «Санаторий „Приют Антропоцена“» можно скачать либо с сайта Российского павильона Венецианской биеннале, либо из Steam, где она вышла 15 июля.

Что это было?
Ваш Дважды Два.

Загрузка...
ПОНЯТНО