Настолка от «Страдающего Средневековья»: тест игры и интервью с создателями

Присутствуют все параметры шедевра: легендарный паблик у истоков, самые всратые арты из средневековья (включая Колю) и рекордные сборы на Boomstarter.

  • 1968
  • 0
  • 19 Ноября 2019

На работе мы по большей части занимаемся тремя вещами: смотрим мультики, пишем статьи и страдаем — последнее состояние для современного человека практически постоянное. Нам, конечно же, хотелось бы страдать в другом местеили времени, и теперь есть такая возможность. Отправляемся в Средневековье!

Довольно известный паблик в ВК «Страдающее Средневековье» — самое полное собрание невероятно всратых картинок из того времени. Когда смотришь на творчество монахов (или кто еще тогда рисовал), первый вопрос, который приходит в голову: «Под чем они были?» Пока мы можем только догадываться. А в будущем сможем вместо этого играть в шикарную настолку от создателей «Страдающего Средневековья»!

На «Игроконе-2019» нам удалось зачекать ее раньше релиза и даже пообщаться с админами паблика и парнями из New Making Studio, которые придумали саму настолку.

Вкратце об игре: она суперклассная. В качестве доказательства: проект на Boomstarter собрал около трех миллионов рублей (!) за 36 часов при цели в 110 тысяч — настолько фанаты паблика ждали настолку и хотели ее предзаказать. В качестве экскурса: игра карточная, главная цель — собрать 10 жителей в своем городе, каждый ход игроки вытягивают карты и либо наполняют свое пристанище, либо пытаются навредить другим. Естественно, у каждого жителя свой гениальный арт из Средневековья (включая легендарных Колю и коня) и не менее гениальное свойство. Также в игре можно разграбить Иерусалим или стать жертвой мощной эпидемии. Подробнее авторы игры все объяснили и показали в видео ниже.

По идее, партии в «Страдающее Средневековье» длятся минут 30, но наша затянулась. Мы игралис админами паблика и авторами настолки, поэтому хотелось насладиться моментом — растянули вроде как до часа (следить за временем не было времени). Зато этот час пролетел с кучей рофлов (в основном с картинок, но в комбинации со свойствами карт), подстав (у нас образовался легендарный персонаж, который прыгал по городам и рос в статусе, а в итоге погиб от руки автора этой статьи) и историй (один из создателей игры профессионально отыгрывал все ходы, сопровождая их умопомрачительными историями про происходящее в своем городе). Рекомендуем обязательно зачекать саму настолку, а пока чекайте интервью с авторами — Юрой Сапрыкиным, Костей Мефтахудиновым, Кириллом Егоровым и Борисом Курочкиным.

Слева-направо: Кирилл, Костя, Борис и Юра.

— Расскажите, как пришла идея настолки и как она претворялась в жизнь.

Юра:У нас был паблик, который производил довольно много всего в своей истории, но игры никогда не производил. К нам пришли Кирилл и Борис и предложили сделать настолку. Мы долго думали, но поняли, что это совершенно прекрасная идея, потому что герои средневековых миниатюр, которые уже семь лет топчутся в наших социальных сетях, должны были ожить. Благодаря ребятам, они ожили.

— Кирилл и Борис пришли сразу с идеей, да?

Борис: Мы пришли с идеей. У нас уже был проект за плечами — наша первая игра «Забытые боги». Мы как раз собирались выпустить другую. У нас уже была игра, она точно была про Средневековье, но она была без искры. Ей нужен был какой-то офигенный сеттинг.

Кирилл: Сеттинг классического Средневековья — он очень заезженный, перенасыщенный. Таких игр очень много. Нам хотелось сделать свою настолку живой и такой, чтобы она нашла отклик в сердцах людей. И тут мы поняли, что можно что-то сделать в коллаборации со «Страдающим Средневековьем». Потому что когда Средневековье становится страдающим, в нем появляется жизнь. В сочетании с этими артами, мемными чуваками, странными картинками все заиграло новыми красками.

— Вы от картинок придумывали описания или наоборот?

Кирилл: По-разному. Иногда ты видишь картинку и понимаешь — она будет в игре, я не знаю как, но она будет. Например, Коля, конь. А иногда ты думаешь — насколько стремно можно нарисовать монаха? Давайте загуглим, поищем, находим очень странного монаха — вот этот парень будет у нас в игре, как раз то, что нам было нужно. Сначала мы притирались друг к другу, а когда вышла наша первая игра, ребята из «Страдающего Средневековья» поняли, что мы серьезные люди и что с нами можно сотрудничать. Тогда все и завертелось, после нашего первого краудфандинга.

— Как раз про краудфандинг: сбор средств на настолку «Страдающего Средневековья» — уникальный кейс по скорости сбора. Расскажите, как это было.

Юра: Когда была опубликована первая запись о том, что выйдет настольная игра, по комментариям было понятно, что это будет какой-то бум. В момент старта нам нужно было собрать чуть больше ста тысяч рублей. Мы думали, что за сутки соберем. Но сами не ожидали такого отклика. У нас был хороший опыт с книжкой «Страдающего Средневековья», она очень хорошо продалась, но опыта запуска чего-либо через краудфандинг не было. Сначала я подумал, что все заглючило, потому что вышла ссылка, я пошел воды попить, вернулся, а там уже сто тысяч. Я подумал — блин, опять у них сайт лег, все перешли по ссылке и все зависло. Потому мы в течение часа обновляли страницу и за час собрали миллион.

Борис: Там смешная ситуация — мы сделали предзаказ «ранние пташки»: первые 50 коробок по цене чуть ниже. Его щелкнуло столько человек, что Boomstarter глюканул.

Кирилл: Люди настолько быстро начали скупать их, что платежная система не смогла их распределить в хронологическом порядке. Нам сказали — у вас 50 коробок в лоте, но мы, к сожалению, продали 122, и мы ничего не можем с этим сделать.
Еще мы близки к рекорду — мы собрали три миллона за 36 часов. Среди российских независимых настолок на краудфандинге, это уже рекорд. Обычно люди не очень следят за российскими разработчиками, поэтому это шокирующий результат.

— А что теперь делать с деньгами, ведь вы хотели собрать 110 тысяч, а там уже три миллиона?

Борис:Ну, мы не просто краудфандинг, который «дайте нам денег». Мы продаем игру по предзаказу. С деньгами увеличивается количество коробок и всяких ништяков, которым мы туда кладем — новые сверхцели. У нас есть очень большая проблема: мы не знаем, какие сверхцели ставить. Потому что все, что мы придумали — ну, если дойдет до миллиона, мы положим эту штуку. Бум, мы дошли до миллиона — что дальше?

— Вопрос про картинки — существуют ли какие-то авторские права, вы связывались с монахами или как?

Юра: В целом права на картинки, мемы в России не существует. На Западе сложнее — нашу книжку, которая вышла здесь, практически невозможно издать на Западе, потому что там будет куча проблем. Там это будет безумно дорого, надо будет покупать права, а тут всем пофиг.
Самое смешное, что когда был бум на эти картинки, мне казалось, что все западные аккаунты с подобным контентом появились позже нас. Появился наш паблик, где-то год была тишина, все всё воровали, а потом про нас кто-то написал в медиа. И спустя пару месяцев выходит заметка на Buzzfeed с подборкой твиттер-аккаунтов, которые появились на базе этого.

Кирилл:Получается, что у этой настольной игры исконно русские корни. Даже оригинал группы — суперотечественный продукт.

Юра: Паблик вообще нереально влияет на популяризацию истории. Обычный пример: вышла книжка, ее раскупили, нам звонят из издательства и говорят, что продажи Умберто Эко увеличились в несколько раз, благодаря нашей книжке. Все стали покупать, потому что это лежит рядом. Я помню, что я заходил в «Библио Глобус» перед стартом продаж книги, и там все было завалено «Хлебом для Сталина» и прочим. Потом прихожу спустя два месяца, и там все в Средневековье.

Костя: АСТ запустили отдельную книжную серию по мотивам нашей книги, они все выполнены в более менее том же стиле, пытаются подражать.

Юра: Это реально меняет. Люди приходят в вузы, говорят, что читали паблик «Страдающее Средневековье» и хотят поступить в Вышку — нам преподаватель рассказывал. Помню еще, когда работал у истоков The Question, кто-то спросил про «Страдающее Средневековье» — насколько это богохульно? Я звонил религиоведу из Вышки и хотел, чтобы он объяснил, что это классно и т.д. Он просто обосрал паблик, сказал, что это насмешки над средневековой культурой, пошлость в массы и т.д. Его ответ все заминусовали дико.

— Последний вопрос — не было никаких проблем с изображениями половых принадлежностей на картах?

Кирилл: Основная игра у нас 12+, а дополнение «Омерзительное Средневековье» со всеми причиндалами отдельное и 18+.

Борис: Когда мы только запостили новость о том, что игра будет, вышло много людей, которые взрослые и у которых уже есть дети: «Вау, это очень прикольно, можно ли в вашу игру играть с семьей?» Тогда мы поняли, что надо разделить, чтобы у всех была возможность пострадать.

Кирилл: А те, кто хочет видеть извращение и грязь — они же тоже должны получить свое, потому что это весело. Вот и вышла отдельная версия для извращенцев.

Борис: Вот буквально сегодня к нас за стол села женщина с ребенком. Я ее предупредил, что игра 18+, но она, видимо, не расслышала.

Кирилл: Первая карта, которая пришла ее десятилетнему ребенку — это Виночерпий.

Вон, он, Виночерпий, в самом конце. Вполне можно понять, чем он там занимается.

Желаем ребятам успехов на настольном поприще!
Ваш Дважды два.

Написать коммент