ПОНЯТНО
Каким получился кроссовер DC и «Хранителей»

Каким получился кроссовер DC и «Хранителей»

Мы прочитали все двенадцать выпусков кроссовера «Хранителей» с основной вселенной DC и почти без спойлеров рассказываем, что такое Doomsday Clock.

  • 2570
  • 0
  • 22 Декабря 2019

Мир находится на грани, а число пессимистов превышает количество тех, кто верит в мирное разрешение проблем. Все готовятся к Концу Света, если он уже не наступил, ведь мир погрузился в абсолютный хаос. Евросоюз раскалывается, российские войска входят в Белорусь, а ракеты Северной Кореи способны долететь до центра США.

Прошло семь лет спустя событий 1986 года. Дневник Роршаха опубликовали посмертно (но его маску продолжают носить), на Эдриана Вейдта начата охота на государственном уровне (напомним: он хотел объединить Землю против единого врага ценой нескольких миллионов жизней) Его план провалился и есть только один человек (если можно его так назвать), который способен ему помочь, — Доктор Манхэттен. Но тот отправился в неизвестную вселенную.

Конец Света с самого начала предвещают в оригинальном комиксе.
И в кроссовере. И это только одна из самых первых отсылок.

Точнее, хорошо известную только читателю. Новый Роршах и Вейдт в компании парочки преступников Мима и Марионетки отправляются по следам Манхэттена прочь из погибающего мира. Оказываются они в основной вселенной DC, где тоже не все спокойно. Человечество взволнованно «теорией Супермена»: по какой-то причине 97% сверхлюдей — американцы. Это служит основанием для распространенного убеждения, что их создает правительство. Все требуют правды и снятия масок.

Люди на улицах маршируют против Бэтмена, и мир катится в тартарары. А вселенная DC постепенно превращается в тот же хаос, в котором находится мир «Хранителей». Но Земля DC буквально перенаселена сверхлюдьми. Здесь быть героем в маске не запрещено, но это никак не контролируется. В логике мира DC супергерои спасают мир каждый день. В этой вселенной одно их присутствие разваливает общество. Плащ супергероя заменил железный занавес, а на место гонки вооружений — гонка сверхлюдей. Расстановка сил сохраняется, и напряжение растет между США и Россией. Но даже в таком мире Супермен — всемирный символ надежды, он единственный может свободно пересекать границы разных стран, все ему доверяют. На него не распространяется «теория Супермена», названная в его честь.

Даже российские власти не ассоциируют Супермена с США и приветствуют его как героя мира.

«Сказки черного фрегата» (ими прерывались «Хранители», метафорически пересказывая сюжет комикса в комиксе) в этой истории заменяет детективный сериал о Натаниэле Даске. Старое черно-белое шоу, о временах гораздо проще и понятнее, при этом не менее запутанных. Один из убитых и был убийцей? Следы ведут в никуда, детективная работа на грани морали и закона. Таким должен быть Роршах здорового мира. Ну, и значение, которое вложено в этот сериал (понятным оно становится только в финале).

Создатели Doomsday Clock работают с историей Даска как с кривм ызеркалом для самого комикса. Натаниэль расследует преступление двух людей, убитых во время игры в шахматы, словно противостояние Супермена и Доктора Манхэттена (он даже использует шахматную клетку при создании материи). А расследование, которое ведет детектив, абсурдно и невероятно, поскольку ответ кроется вне рамок реальности. Таким же образом Лекс Лютер расследует загадку параллельных миров, когда обнаруживает следы существа более могущественного, чем кто-либо может представить.

По закону жанра схожие герои из разных вселенных сталкиваются друг с другом. Эдриан Вейдт встречается с Лексом Лютером, Роршах сталкивается с Бэтменом, а Мим и Марионетка сразу выходят на след Джокера — их встреча тоже неизбежна. Логично, что финальным будет столкновение двух сильнейших, выходящих за рамки разумного героев.

Человек из Стали выступает в роли неуязвимого символа надежды с 40-х годов, а главным твистом истории «Хранителей» стало отсутствие исключительно положительных героев. Доктор Манхэттен отдален от людей (в отличии от Кларка Кента), убивал во Вьетнаме и смотрел, как Комедиант убивает женщину с ребенком. Он не согласен спасать мир после того, как его прошлая попытка привела к его уничтожению.

Если Супермен стремится спасти каждого на Земле, кто оказался в опасности, то Озимандия выбирает путь спасения всего мира задолго до происшествий. Конечно, все это ничто по сравнению со способностями Доктора Манхэттена. Он, по ощущениям, выглядит действительно пришельцем в этом мире. Даже определенные кадры с ним визуально выделяются (отсылочки!).

Doomsday Clock оказывается крутым кроссовером, поскольку дает читателю не то, что он ждет. Интересно узнать, кто сильнее. Герои вселенной DC на фоне «Хранителей» начинают выглядеть как Marvel — множество людей с абсурдно сильными и невозможными способностями в разноцветных костюмах. «Хранители» же как герои в масках росли в более жестких условиях. С очень высокой конкуренцией между лучшими. Только они смогли выжить и приспособиться, благодаря более серой морали. Их мир реальнее того, что населен пришельцами, волшебниками сотнями сверхлюдей, рожденных в США.

Манхэттен исследовал влияние Супермена на вселенную и изменения, происходящие в нем после его появления.
Ради интереса Доктор менял условия вселенной DC, изучая изменения. 

«Хранители» бросают вызов Бэтмену, герою который отказывается убивать любых преступников. Это позволяет им зайти дальше мира Супермена, выступить за пределы комикса. Доктор Манхэттен вообще разбирает вселенную DC на метауровне. Он пересобирает историю и вселенную раз за разом. Супермен — самый сильный супергерой на Земле, но Манхэттен выходит за пределы этой силы. С другой стороны, из всех только Человек из Стали и мог привлечь его внимание.

Манхэттен обращаясь к названиям вселенных DC будто критикует издателей комиксов. Метавселенную при желании можно воспринять как реальный мир — вселенная где содержатся основные знания о супергероях и их мире. На его основе можно создавать вселенную снова и снова. Эра комиксов началась с Супермена, он же стала отправной точкой для супергеройской мультивселенной в мире DC. Так же, как разные издания комиксов от разных авторов, Доктор Манхэттен переписывает историю Супермена. Начинает ее снова и снова — в прошлом, будущем, на десять лет вперед или назад. Это ему ничего не стоит, а движет исследователем только интерес ко всему новому.

И когда мы прошли несколько ступеней с вопросом «кто сильнее?» и добрались до столкновения Манхэттена и Супермена, то сражение настолько могущественных существ оказывается вне ожиданий. Это особо чувствуется на контрасте сразу нескольких супергеройских команд, которые отправились расправиться с Доктором. Вся их ярость и сила не смогли причинить ему вред.

В течение всех событий Doomsday Clock нам показывали, насколько Супермен отличается остальных героев. Он настолько силен, что его силу нет смысла измерять. Но он олицетворяет символ мира. Герои хотят добиться такого же отношения к себе, как весь мир относится к Человеку из Стали. И его статус гаранта мира сможет поколебать только вторжение «Хранителей». Но он не получил свой статус не просто так, нам показывают Супермена не только как самого сильного сверхчеловека, но и как умелого переговорщика. Он несет мир своим появлением. И это противник, с которым в мире Доктора Манхэттена не привыкли сталкиваться. Честный и открытый, который спасает мир не методами Вейдта, Комедианта и правительства, а с помощью самоотверженности. Но и Супермен никогда не встречал противника, лишенного алчности и амбиций и обладающего силой изменять саму реальность. 

Супермен может облететь землю так быстро, что развернет время.
Но Доктор Манхэттен способен взмахом руки создавать вселенные.

В итоге «Хранители» начинают доминировать над сюжетом. В этой вселенной есть свои отличия: герои в масках заменяют привычное вооружение, их количество больше, а люди совершенно другие. После интересных стычек между персонажами сюжет начинает идти тем же путем, что и в оригинальных «Хранителях». А заканчивается все скорее по законам DC. Это позитивный фатализм — некоторые события предрешены, но исход их положительный. И этот фатализм будто бы распространяется и на сам комикс. Уже предрешено как все закончится — на кону мир Супермена, а он обречен на спасение.

Кроссоверы кроссоверились кроссоверелись, да невыкроссовериловались.

Ваш Дважды Два.

Загрузка...
ПОНЯТНО