ПОНЯТНО
Порно как абсурдное искусство: о чем новый фильм «Глубже!» Михаила Сегала

Порно как абсурдное искусство: о чем новый фильм «Глубже!» Михаила Сегала

«Как Тарковский, только интересно!» — в кино вышла комедия «Глубже!» о том, как совершенно иначе можно взглянуть на самый эротический жанр из всех.

  • 2588
  • 24 октября 2020

Абсурд преследует фильм с самого его названия, которое не намекает — кричит, что будет пошло, причем пошло в духе многих русских комедий, где часто секс и порно выглядят мерзко. С похожим посылом работает трейлер, где через реплику бросают цитаты «Весь мир ждет от секса глубины», «Это не просто порно, это глубокое порно», «Что течет — все течет». Но главные абсурды еще впереди.

Первый — и, кажется, краеугольный — абсурд в том, что фильм совсем не про порно. В нем нет даже эротических сцен, героиня ни разу не показывает грудь, зрителя не кормят возбуждающими диалогами — ни одного намека на порно в традиционном смысле.

Зато размышления над формой жанра и его места в культуре доводят до максимума. Чтобы понять, как это происходит, немного обозначим сюжет фильма. Будьте аккуратны: в тексте вас караулят спойлеры!

ТОЧКИ АБСУРДА

Главного героя Романа Петровича (Александр Паль) с его тонкими психологическими спектаклями не признают в Главном театре страны, предпочитая модную комедию от современного Хачатряна (Антон Лапенко). Роман Петрович — человек искренний и очень погруженный в свою профессию. Погруженный настолько, что выглядит никому не сдавшимся фриком: его не берут на работу в маленькие театры и выгоняют даже с постановщика в детском саду. Когда отчаяние переваливает за отметку «Опасно», где герой уже сидит со своим термосом в кафе и собирает грибы в лесу, чтобы хоть что-то поесть, на его пути появляется махина порно и, к счастью, по совместительству бывший однокурсник. Тот предлагает Роману снимать эротическое кино за хорошие деньги. И тут начинается самое интересное.

Можно вытащить человека из театра, но театр из человека — никогда: Роман Петрович начинает по Станиславскому режиссировать порно. Это первая сюжетная точка, где порно погружают в абсурд: актеры (Любовь Аксёнова и Олег Гаас) вместе с Романом серьезно разбирают диалог перед сексом. «Как зовут маму вашего героя? Что он ел на завтрак?» — спрашивает режиссер «сантехника». И так, кстати, в реальности работают профессионалы театра: важно не только то, как существует герой в кадре, но и все, что было ДО сюжета на сцене, и все, что будет после. Роман настолько прорабатывает образы с актерами, что ролик отлично заходит заказчику: «Как Тарковский, только интересно». Герой продолжает снимать глубокие видео, накрывая волной популярности всю Россию.

Вторая точка абсурда — то, как это порно захватывает мир: заказчик вместе с Романом выкладывают его на YouTube, после чего по всей планете люди начинают восхищаться роликом. Такого, с учетом законодательства, быть, конечно, не могло. А случилось оно из-за третьего абсурда — запроса правительства. Ведь если «верхушка» не против, то можно и на ютубчик залить?

Президент, которого играет Игорь Угольников, понял, что порно — мощный рычаг для давления на людей: «От озабоченных знаешь, чего ждать». Звучит как одна из теорий заговора: мол, там, сверху, все договорились подсадить нас на порно, а этот режиссер вообще работает на правительство. Интересно, что общий фон с условностями — Главный театр страны, президент без ФИО, новостная передача по телику «Правда недели» — уводит фильм от политики, оставляя легко считываемую иронию на наше общество. Но факт остается фактом: в показанной в фильме стране сам президент дает добро на порно.

Четвертая точка абсурда — это постановка порно-спектакля на сцене Главного театра страны. Причем забавно, что слова Романа Петровича, мол, вот ЭТО по-настоящему ИНТЕРЕСНО, на секунду воспринимаются серьезно. Многие постановки в реальных театрах и правда бывают монотонны. И уж точно не такие яркие на эмоции, как порно-спектакль. Но это на секунду: дальше зритель возвращается в реальность и осознает, что такой вариант — абсурд. Степень треша понимает и главный герой, который в последний момент пытается сбежать с премьеры.

Постепенное ускорение от удачно снятого ролика до порно-премьеры в Главном театре страны показывает порно совсем с другого ракурса: оказывается, «черное» можно увидеть как «белое», если смотреть через линзу абсурда. Даже такой жанр, как порно, можно сделать культурным достоянием страны. Это то же самое, что сказать: отныне басня считается наравне с одой.

ГЛУБИНА

По сути, «Глубже!» можно оценить как легкую комедию: зрителя держат на нужном градусе, смеются не над ним, а вместе с ним, погружают в достаточно обычную атмосферу и не кормят штампованными шутками ниже пояса, хотя тематика трубит об этом. Однако в «Глубже!», как ни странно, есть своя глубина — вдруг вы пришли на комедию именно за этим.

Например, рассуждения Романа о любви на мгновение приседают на вас и заставляют извилины напрячься — монолог о том, как часто мы даже будучи в, казалось бы, хороших отношениях, почему-то все еще ищем любовь: «При живом человеке продолжаем ждать ее». При этом, речь героя не затянута, и сюжет быстро вытаскивает из болота философии обратно в непринужденный ритм происходящего.

Неслучайна в фильме и роль Антона Лапенко — он здесь играет, так скажем, антагониста Хачатряна, который затмил своей комедией работы Романа Петровича. По сюжету, его спектакли становятся популярны во всех театрах, его везде ждут и любят. И мимолетом брошенные фразы, типа «сейчас такой юмор в моде», показывают, что Лапенко в фильме, в какой-то степени опять играет себя — это такая добрая ирония над его популярностью в реальной жизни. Режиссер запускает мыслительный процесс: на самом-то деле, а что сейчас может затмить «Внутри Лапенко»? Что придет на смену этому виду юмора? Начнут снимать порно с глубоким сюжетом?

Интересны и визуальные метафоры Сегала: в самом конце фильма, Роман Петрович летит из зала к сцене. Летит долго, в процессе вспоминая, как проходили съемки первых роликов, как он становился постепенно популярным. Нам, по сути, показывают карьерный взлет. И метафорично, и в лоб.

Фильм цепляет тем, что будто на берегу отшучивает всю банальщину, которая приходит в голову при первой ассоциации с названием. А когда все очевидное сразу пошучено, остается лишь один способ привлечь зрителя — зайти поглубже.

Что течет? Все течет!

Ваш Дважды Два.

Загрузка...
ПОНЯТНО